<<

Психологическая помощь морякам в походе

Психологическая помощь, как частный случай более общего понятия психологического воздействия на людей в индивидуально-личностном или коллективно-общественном применении всегда имела большое значение.
При этом имеются в виду не медицинские и не агитационно-пропагандистские методы влияния на людей, а сугубо психологические способы общения и взаимодействия с целью преодоления сложных проблем, которые решает человек или коллектив. Важно также иметь в виду, что в последние годы потребность оказания психологической помощи значительно возросла. Это, безусловно, связано с рядом причин, имеющих социально экономическую подоплеку и постоянно усложняющуюся систему самоутверждения личности в изменившихся жизненных условиях. Психологическая помощь хорошо зарекомендовала себя среди людей занятых самосовершенствованием, стремящихся к наиболее полной реализации своих способностей и потенциальных возможностей, среди тех, кто ищет выхода из трудной ситуации, потерял уверенность в себе. Грамотно и вовремя оказанная помощь помогает разобраться в обстановке и в самом себе, привести в порядок свою собственную психику и в соответствии с постоянно изменяющимися условиями своей жизнедеятельности приступить к сознательному регулированию и изменению своих психических состояний, чувств и эмоций.

Нельзя недооценивать оказание психологической помощи личному составу Вооруженных Сил. Тем более в частях и на кораблях выполняющих боевые задачи в сложных условиях, в длительных плаваниях. Да, собственно говоря, она в той или иной мере всегда оказывается, особенно там, где командиры и офицеры-воспитатели обладают определенной психологической культурой.

Говоря о психологической культуре руководителя, мы имеем в виду его общую психологическую подготовку, понимание основных закономерностей психической деятельности, обладание необходимым минимумом научных знаний по психологии.

Такие знания позволяют ему умело разбираться во всем богатстве своей собственной психологической реальности и проникать в психическую реальность других людей. От этого зависит точность и понимание им социально-психологических механизмов взаимодействия человека с окружающими людьми, адекватно оценивать их конкретные действия и поступки, разбираться в мотивах поведения, принимать решения на оказание помощи.

Психологическая культура предохраняет командира от многих грубых ошибок в оценке своих подчиненных, приучает к воздержанию от глобальных выводов о том или ином человеке по отдельным, не всегда существенным жизненным и служебным фактам и обстоятельствам, от навешивания ярлыков. Она удерживает от стремления переделать подчиненного по своему идеальному пониманию личности матроса, старшины, офицера, по своему категорическому требованию, по приказу. Она способствует принятию другого человека, своего подчиненного, во всей его внешней, часто показушной реальной и сложной внутренней противоречивости.

Сущность психологической помощи заключается в непосредственном воздействии (влиянии) психолога на другого человека для изменения появившихся у него представлений, взглядов, мнений, отношений, чувств и состояний. В результате повышается внутренняя (психологическая, духовная) устойчивость в достижении поставленных целей, в выполнении обязанностей в производственной, служебной деятельности, в осуществлении нормальной жизнедеятельности в семье и в быту.

В условиях корабельной службы, особенно в длительных плаваниях, при выполнении задач боевой службы потребность в психологической помощи возникает при появлении у личного состава следующих более или менее выраженных психологических особенностей, проявляющихся в отношениях и взаимоотношениях, в служебной деятельности и в повседневной жизни:

- Состояние стресса: возникает и развивается как следствие повышенной внутренней (психологической) напряженности. Внешне может проявляться в двух формах:

а) повышенное эмоциональное реагирование на все воздействия; несдержанность во взаимоотношениях; резкая, неадекватная реакция на поступающую информацию; раздражительность по пустякам;

б) пониженная активность, стремление к уединению, «уход в себя», тяжелые внутренние переживания, «показушное» стремление быть спокойным и уравновешенным;

- Истеричность, как правило, является результатом длительного стресса: утрата контроля над своим поведением, несдержанность речи, нелогичность слов и поступков, «зацикленность» на неудачах;

- Состояние аффекта возникает внезапно и развивается бурно, в условиях длительного физического и умственного переутомления.

Первичным возбудителем является, чаще всего, неожиданное сильное внешнее воздействие (информация, чей-то поступок, какое-то поведение и служебную деятельность личного состава. Напротив, у многих она проявляется в совершенствовании личных свойств и качеств, в стремлении к саморегуляции. Тоскуя по дому, по семье моряк многое обдумывает, по-новому оценивает себя и свои отношения, стремится поправить то, что совершил в результате допущенной ошибки. Но у некоторых, особенно неопытных молодых моряков ностальгия может приобретать свойство апатии или депрессии и тогда без помощи командиров или опытных сослуживцев бывает очень трудно.

- Апатия, возникает и развивается постепенно, по мере нарастания физических и моральных нагрузок. Проявляется в снижении деловой активности, появлении равнодушия, безразличия к своим служебным обязанностям, к общественной жизни. В своем крайнем проявлении человек в состоянии апатии опускается, перестает следить за собой, не выполняет даже элементарных правил личной гигиены (не умывается, перестает бриться, не следит за своей одеждой, за порядком на боевом посту и в кубрике и т.д.);

- Депрессия, характеризуется отрицательным эмоциональным фоном, оказывающим тормозящее воздействие на физическую и психическую активность. Возникает и развивается постепенно в процессе усиления тоски по берегу, повторяющихся тяжелых переживаний оторванности от земли, от родных и близких, от семьи. В крайних случаях возможно чувство безысходности, подавленности, покорности судьбе. Под влиянием таких тяжелых переживаний утрачивается волевое регулирование своего поведения. Служебные обязанности тяготят, время тянется медленно. Человек быстро утомляется, допускает ошибки, может покинуть свой боевой пост, не отреагировать на отданную команду, уснуть на вахте;

- Навязчивость, как психическое состояние формируется у некоторых моряков под влиянием таких особенностей походной обстановки, как обыденное однообразие изо дня в день повторяющихся событий и жизненных фактов. Корабль идет по заданному курсу, океан в меру спокоен, все вокруг знакомо, узнаваемо, даже если в этих районах впервые. До мелочей расписан распорядок жизни на корабле. Плановые занятия по боевой подготовке, учения и тренировки, несение вахты, отдых и досуг все по плану. Ничего нового, никаких неожиданностей. В этих условиях кто-то направляет свои усилия на совершенствование своей специальности, другие участвуют в художественной самодеятельности, многие увлекаются спортом, художественной литературой, искусством, творчеством. У некоторых моряков возникают тягостные представления о своем прошлом и будущем, которые ему не свойственны и как бы навязаны со стороны. Вот эти чуждые навязанные мысли, мнения, представления ему неприятны. Он хотел бы от них избавиться, но чем больше стремится к этому, тем сильнее они оккупируют его сознание. Они всегда при нем и нередко он просыпается в холодном поту от приснившихся этих самых явлений. Отрицательное воздействие навязчивых состояний на отдельных моряков может быть очень существенным.

- Ностальгия, характерное для всех моряков состояние, в котором выражается тоска по далекой Родине, по берегу, по дому, по семье. В большинстве случаев ностальгия не оказывает отрицательного воздействия на поведение и служебную деятельность личного состава. Напротив, у многих она проявляется в совершенствовании личных свойств и качеств, в стремлении к саморегуляции. Тоскуя по дому, по семье моряк многое обдумывает, по-новому оценивает себя и свои отношения, стремится поправить то, что совершил в результате допущенной ошибки. Но у некоторых, особенно неопытных молодых моряков ностальгия может приобретать свойство апатии или депрессии и тогда без помощи командиров или опытных сослуживцев бывает очень трудно.

В реальных условиях корабельной службы перечисленные психические состояния моряков проявляются в различных сочетаниях, приобретая более или менее выраженный характер одного из них. Но, учитывая, что оказание психологической помощи должно быть адресным, необходимо знать не только адресата, но и основные особенности его конкретных состояний. Речь идет, во-первых, о выявлении тех моряков, которым нужна психологическая помощь и, во-вторых, об определении (диагностике) его конкретного состояния.

Вопрос о выявлении психического состояния личного состава в походе в той или иной степени на каждом корабле решается уже потому, что это осуществляется в процессе корабельной организации службы, соответствующей требованиям корабельного устава и другим руководящим документам. Командир корабля получает эту информацию от командиров боевых частей и служб и офицеров-воспитателей. Важно лишь стремиться к тому, чтобы эта информация была целенаправленной и имела определенное психологическое обоснование. Учитывая, что корабельные офицеры не являются дилетантами в области психологии и педагогики, так как в высших военно-морских учебных заведениях эти дисциплины изучаются в достаточном объеме, психологическое обоснование психических состояний моряков вполне достижимо. Для улучшения этой работы можно воспользоваться таблицами, опубликованными в этой главе.

Но для оказания действенной помощи одного выявления моряков, нуждающихся в ней, еще недостаточно. Хотя и на этом первом этапе положительное влияние на личный состав дает о себе знать уже в том, что сама проводимая работа свидетельствует о заботе командования о личном составе, создает благоприятную установку для устранения выявленных трудностей, так сказать, попутно. Нередко бывает так, что после беседы с командиром подразделения или офицером-воспитателем о самочувствии и общем состоянии, моряк задумывается над этими проблемами и сознательно стремится к улучшению своего состояния.

Нельзя забывать, что результат психологической помощи напрямую зависит от характера взаимоотношений между людьми, от уровня доверия между ними. Психологическую помощь невозможно навязать, тем более заставить ее принять. Оказывая психологическую помощь необходимо помнить, что условием ее результативности является стремление человека к освобождению от угнетающих его взглядов, от внутренней напряженности, от тяжелых, изматывающих душу состояний. Психологическая помощь окажется эффективной, если будут выяснены причины угнетающих человека психогенных факторов.

В психологической литературе диагностике психических состояний уделено большое внимание. Для этого пользуются различными методиками, в том числе тестированием на внимание, логическое мышление, память.

К примеру, с целью определения уровня эмоциональных и стрессовых состояний чаще всего используют тестирование по шкале Тейлора. В опроснике этой шкалы имеется 50 утверждений. Отвечая на них, необходимо написать «Да» если вы считаете, что это утверждение соответствует вашему поведению или характеру, «Нет», если вы не согласны с этим утверждением, «Не знаю», если вы затрудняетесь с ответом.

Опросник Тейлора, отредактированный для корабля в длительном плавании.

1. Обычно я работаю с большим напряжением.

2. После вахты я засыпаю с трудом.

3. Для меня неприятны неожиданные изменения в обычной обстановке.

4. Мне нередко снятся кошмарные сны.

5. Мне трудно сосредоточиться во время учений, занятий и тренировок.

6. У меня чрезвычайно беспокойный и прерывистый сон

7. Я хотел бы быть таким счастливым, как, на мой взгляд, счастливы другие.

8. Безусловно, мне не хватает уверенности в себе.

9. Мое здоровье сильно беспокоит меня.

10. Временами я чувствую себя совершенно бесполезным.

11. Я часто плачу, у меня «глаза на мокром месте».

12. Я замечаю, что мои руки начинают дрожать, когда я пытаюсь сделать что-нибудь трудное или опасное.

13. Временами, когда я нахожусь в замешательстве, у меня появляется сильная потливость и это чрезвычайно беспокоит и смущает меня.

14. Я часто ловлю себя на том, что меня что-то тревожит.

15. Нередко я думаю о таких вещах, о которых не хотелось бы говорить.

16. Даже в холодные дни я легко потею.

17. У меня бывают периоды такого беспокойства, что я не могу находиться на своем боевом посту.

18. Корабельная служба почти всегда для меня связана с необычайным напряжением.

19. Я гораздо чувствительнее, чем мои сослуживцы.

20. Я легко прихожу в замешательство.

21. Мое положение среди сослуживцев сильно меня беспокоит.

22. Мне очень трудно сосредоточиться на выполнении своих обязанностей на вахте.

23. В походе почти все время я испытываю тревогу из-за ожидания опасности.

24. Временами я становлюсь таким возбужденным, что мне трудно заснуть.

25. Мне приходилось испытывать страх даже в тех случаях, когда я знал, что мне ничего не угрожает.

26. Я склонен принимать все слишком всерьез.

27. Мне кажется порой, что передо мной нагромождены такие трудности, что мне их не преодолеть.

28. Порой мне кажется, что я ни на что не годен.

29. Я почти все время чувствую неуверенность в своих силах.

30. В походе меня весьма тревожат возможные неудачи.

31. Ожидания всегда нервируют меня.

32. Бывали периоды, когда тяжелые предчувствия лишали меня сна.

33. Иногда я расстраиваюсь из-за пустяков.

34. Я человек легко возбудимый.

35. Я часто боюсь, что вот-вот покраснею.

36. У меня не хватает духа вынести все предстоящие трудности похода.

37. Порой мне кажется, что моя нервная система расшатана, и я вот-вот выйду из строя.

38. Обычно мои руки и ноги достаточно теплые.

39. У меня обычно ровное и хорошее настроение.

40. Я почти всегда чувствую себя вполне счастливым.

41. Когда нужно чего-либо долго ждать, я могу делать это спокойно.

42. У меня редко бывают головные боли после пережитых волнений и неприятностей.

43. У меня не бывает сердцебиения при ожидании чего-либо нового или трудного.

44. Мои нервы расстроены не больше, чем у других людей.

45. Я уверен в себе.

46. По сравнению с моими друзьями я считаю себя вполне смелым.

47. Я застенчив не более чем другие.

48. Обычно я спокоен и вывести меня из себя нелегко.

49. Практически я никогда не краснею.

50. Я могу спокойно спать после любых неприятностей.

Для обработки полученных данных необходимо:

• Подсчитать количество ответов «Да» в утверждениях от 1 до 37;

• Подсчитать количество ответов «Нет» в утверждениях от 38 до 50;

• Подсчитать количество ответов «Не знаю» по всему опроснику и разделить их на 2;

• Суммировать полученные результаты.

Чем больше полученная сумма, тем больше состояние беспокойства тревоги. Особенно это заметно в стрессовых ситуациях, когда эмоциональное напряжение достигает высоких значений. В длительных плаваниях, при выполнении задач боевой службы и боевого дежурства возникновение таких состояний не редкость. Поэтому проведение диагностики психических состояний личного состава с применением рассмотренной методики может быть оправданным.

В качестве примера приведем данные подобной диагностики на подводной лодке 651-го проекта в длительном плавании, продолжительностью более четырех месяцев. Данные диагностики, приведенной в период подготовки корабля к походу свидетельствовали, что по состояниям беспокойства и тревожности среди личного состава срочной службы особых отклонений от обычных показателей в сторону увеличения не было. В основном у всех матросов и старшин они находились на уровне средних величин. А среди офицеров состояние беспокойства и тревожности у всех превышало средние показатели. Но наиболее тревожны эти показатели проявились у молодого лейтенанта, командира группы ракетной боевой части, у командира БЧ-V и у корабельного врача. У этих офицеров состояние тревожности было очень высоким. Хотя внешне они никак не проявлялись, и психологу пришлось приложить определенные усилия для выяснения причин такого состояния у этих офицеров.

Конечно, тревожное состояние, повышенное беспокойство это еще не стресс. Но это уже вполне вероятная предпосылка к стрессу, а возможно и более сильной разрядки накопившегося внутреннего напряжения. Еще Зигмунд Фрейд подчеркивал, что стресс возникает тогда, когда у человека появляется невыносимое представление, входящее в резкий конфликт с фундаментальными ценностями. «Невыносимое представление, – писал он, – исключается и образует изолированную психическую группу вместе со всем, что с ним связано. Но первоначально оно должно было быть представлено в сознании, входя в основной поток мыслей, иначе не возник бы конфликт, являющийся причиной такого исключения» [201 С. 70]. Именно эти моменты Фрейд считает «травматическими». Именно тогда, утверждает он, происходит конверсия, в результате которой происходит «расчленение сознания» и наступает «истерический симптом». В этом случае проявляется сопротивление любой попытке установить связь между невыносимыми представлениями и сознательными процессами [201, С. 70—71].

Следовательно, для предотвращения стресса необходимо выяснить причину возникновения невыносимых представлений (в нашем случае тревожности, беспокойства) и помочь человеку избавится от них.

Однако вся трудность как раз и заключается в выяснении причин того или иного конкретного психического состояния человека, потому что чаще всего психические явления не проявляются по четкому принципу «причина следствие». У одного и того же психического состояния могут быть самые разные причины, и понять с каким именно случаем имеет дело психолог очень непросто. Более того, даже если это понимание имеется, оно всего лишь предположение или интерпретация.

В нашем случае причина тревожного состояния у молодого офицера, впервые участвующего в подготовке к длительному плаванию была выявлена с большой степенью достоверности и ему была оказана своевременная помощь в преодолении тех «невыносимых представлений», которые порождали беспокойство и тревожность.

А вот с командиром электромеханической боевой части психологу пришлось работать более основательно, так как у опытного моряка, обладающего стойким характером и завидным волевым качеством тревожность и беспокойство порождались реальным состоянием находящихся в его распоряжении техники и механизмов. При более внимательном анализе и у него были выявлены «невыносимые представления» образовавшие своеобразную изолированную психическую группу, о которой писал З. Фрейд. Но все дело в том, что эти психические явления основывались не на безосновательном зацикливании на отрицательных жизненных фактах, а на действительных служебных трудностях. Общими усилиями и эти тревожные состояния были преодолены, но для этого, помимо усилий психолога, потребовалась и существенная помощь командования.

А в случае с врачом причина его тревожных состояний осталась не выяснена. Все дело в том, что это был опытный подводник, в послужном списке которого числилось восемь автономных походов. Он активно участвовал в подготовке личного состава к походу, выполняя все положенные медико-санитарные мероприятия. Но его беспокойство, тревожность проявлялись не только в результате проведенного опроса, но и в повседневном поведении, в служебных и бытовых взаимоотношениях. А по мере приближения срока выхода в поход по некоторым его поступкам можно было думать о том, что он находится на грани психологического срыва. Однако существенной помощи в преодолении своих психологических затруднений он так и не получил. Да и оказать ему эту помощь, учитывая его авторитет опытного подводника, было непросто. В таком напряженном психическом состоянии он находился и в походе. А через две недели, на 14-е сутки похода майор медицинской службы Абитов Ханяфи Алямович умер. Составляя акт о смерти члена экипажа, корабельного врача, командир подводной лодки написал, что умер он, предположительно, от болезни сердца. По приказу командования тело умершего подводника было передано на корабль, возвращавшийся в базу. Подводная лодка продолжала выполнять боевую задачу, и только через три недели на корабль был доставлен другой врач.

Мы не будем рассматривать ту социально-психологическую атмосферу в экипаже подводного ракетоносца с ядерным оружием на борту, на котором произошел этот тяжелый случай. Хотя, конечно же, с позиций психологического обеспечения в решении задач боевой службы такой анализ был бы не лишним. Но в связи со случившейся трагедией нам важно, все-таки разобраться в особенностях психического состояния майора Х.А. Абитова Перед выходом корабля в поход.

Итак, в предпоходный период он находился в состоянии высокой внутренней напряженности, проявившейся в несвойственной для него тревожности и беспокойстве. А непосредственно перед выходом корабля в море он находился в состоянии возможного психологического срыва. Поэтому можно предположить, что к этому времени у него уже сформировалось какое-то «невыносимое представление» и он фактически находился в состоянии тяжелого внутреннего стресса. А с выходом корабля в поход это состояние усилилось, что возможно и стало непосредственной причиной смерти.

Так что же явилось причиной такого тяжелого стрессового состояния корабельного врача? Скорее всего, и это опять лишь предположение, болезнь сердца. Как в последствии выяснилось, майор медицинской службы Х.А. Абитов был болен стенокардией в легкой форме. И с этой болезнью он успешно проходил все медицинские осмотры и диспансеризации, в том числе и положенные в таких случаях предпоходные довольно жесткие проверки. Понятно, что для врача, тем более с таким высоким авторитетом, пройти эту проверку без замечаний не представляло никаких трудностей. Но в последнее время болезнь усилилась, что и послужило возникновению опасения за свою жизнь. И в узком кругу офицеров он перед походом говорил, что это его последний выход в море. Пора переходить на спокойную береговую службу. Но эти разговоры не привлекли внимания ни командования, ни психолога. Не исключено, что именно в это время ему и нужна была психологическая помощь. И заключаться она должна была бы, очевидно, в том, чтобы помочь ему достойно выйти из сложившегося непростого психологического конфликта, в котором столкнулись честь и достоинство офицера подводника с требованием к себе врача-профессионала.

Этот факт и многие другие события корабельной службы свидетельствуют, что своевременная и достоверная диагностика психических состояний личного состава, особенно в предпоходный период и в длительном плавании имеет большое значение. Поэтому помимо рассмотренной методики по шкале Тейлора можно воспользоваться опросником Ч.Д. Спилбергера и Ю.Л. Ханина, который, на наш взгляд, также как и шкала Тейлора удобен для использования в корабельных условиях. Этот отредактированный нами для корабельной службы опросник выглядит следующим образом.

Инструкция.

Прочитайте внимательно каждое из приведенных ниже утверждений и зачеркните соответствующую цифру справа под той или иной строкой в соответствии с тем, как вы себя чувствуете в данный момент. Над вопросами долго не задумывайтесь, поскольку правильных или неправильных ответов нет.

Фамилия _______________ Дата ____________

Отработка и подсчет результатов производится путем оценки каждого ответа от 1 до 4 баллов с помощью ключа.

Ключ к шкале самооценки.

Итоговый показатель получается при суммировании всех баллов за ответы. Он может находиться в диапазоне от 20 до 80. Чем выше этот показатель, тем выше степень стресса.

Помимо рассмотренных методик диагностики психических состояний в корабельных условиях можно воспользоваться также приемами экспресс опросов. Основное преимущество этих приемов - доступность, ненавязчивость, возможность проведения в форме игры.

Одним из таких экспресс опросов является предложение дописать окончания неоконченных слов, напечатанных (или написанных) заранее. В одном экспресс опросе их должно быть не менее 20 и не более 25. На выполнение всего задания отводится 3 минуты. В процессе беседы психолог (офицер-воспитатель) предлагает собеседнику выполнить небольшое задание дописать окончания слов, разъясняя при этом, что дописывать их нужно как можно скорее, долго не задумываясь над каждым словом, действуя по принципу: первая мысль является самой верной. Главное заключается в том, чтобы в результате появилось целое слово, но такое, которое обычно употребляется людьми и встречается в литературе. Подбирать неоконченные слова желательно с учетом конкретной обстановки, в которой находится корабль. Для условий длительного плавания можно использовать следующие неоконченные слоги:

Анализ полученных слов позволяет судить об основной направленности личности моряка, его психическом состоянии, мотивах поведения.

Другой вариант экспресс опроса основывается на выборе из предложенного списка прилагательных тех из них, которые, по мнению собеседника наиболее соответствуют его психическому состоянию. В этом случае ему предлагается список, из которого он выбирает 5 — 7 слов. Для работы с личным составом в походе рекомендуется следующий список слов:

Анализ выбранных собеседником слов позволяет в определенной мере судить о его психическом состоянии и эмоциональной предрасположенности. В длительном плавании большое значение имеет самооценка моряком своего психического состояния. Человек всегда и в любых условиях в той или иной мере наблюдает за собой, пытается разобраться в своих ощущениях и восприятиях, в своих отношениях и взаимоотношениях. У многих это происходит непроизвольно и поэтому не всегда осознано. В таких случаях изменения, в его состоянии могут иметь и положительную, и отрицательную направленность.

Часто бывает так, что у моряка под воздействием однообразия корабельной жизни, усталости, изменения физического самочувствия (появление головных болей, бессонницы, потери аппетита) начинает развиваться не свойственная ему раздражительность, невнимание к сослуживцам, несдержанность. Наблюдая за собой, оценивая изменения, многие моряки сознательно пытаются отрегулировать свои состояния и интуитивно находят действенные способы такого саморегулирования. Но у некоторых это не получается. В этом случае он замыкается в себе, становится мрачным, угрюмым невнимательным. Другой моряк, наоборот, не в меру активным, разговорчивым, навязчивым.

Во всех этих случаях исправить появившуюся в экипаже отрицательную социально-психологическую тенденцию можно своевременной психологической помощью. И одним из действенных способов такой помощи было бы своевременное разъяснение личному составу в предпоходный период возможных условий длительного плавания, их ожидаемого воздействия на самочувствие моряков и их обучение доступными в корабельных условиях приемами самооценки своих психических состояний и их саморегуляции.

В психологической литературе методам саморегуляции своих психических состояний уделено большое внимание. При этом по используемым приемам и способам их осуществления независимо от конкретных жизненных условий выделяется следующие четыре типа:

— Первый тип — бессознательная саморегуляция, осуществляется, когда человек, находясь в тяжелом состоянии высокого внутреннего напряжения (возможно на грани психологического срыва, истерии, аффекта) пытается отвлечься, заняться другим делом, сменить обстановку. Он при этом суетится, хватается за одно дело, бросает его, переходит к другому. Ему нужно выговориться, выплеснуть внутреннюю энергию на других. Для некоторых в этом случае хороший выход — тяжелый физический труд.

Но на корабле с его жестким распорядком и строжайшей организацией набор таких возможностей до предела ограничен. Поэтому моряк, если он еще окончательно не утратил контроля над собой, чаще всего интуитивно ограничивает свою активность, силой воли сдерживается, как бы успокаивается. Но внутри он продолжает бушевать и вот эта энергия устремляется из головного мозга к внутренним органам, сказываясь на работе сердца, желудка, легких. «Центробежное отреагирование на внутренние органы сильнее всего бьет по слабым органам. В конечном счете, они могут не сработать, не выдержать сильного напряжения, «сорваться». Именно поэтому большинство коронарных заболеваний и заболеваний желудочно-кишечного тракта имеют психогенную систему» [81 С. 108].

Более того, надо иметь в виду, что перевод внешней реакции человека на внутреннее сдерживание полностью не устраняет возникшего психического напряжения и, поэтому, его отрицательное влияние на организм продолжается и может накапливаться, так сказать, в «законсервированном» виде.

Оказание психологической помощи в таких случаях должно быть направлено на снятие внутренней напряженности человека с соблюдением всех норм и правил уставных взаимоотношений в воинском коллективе.

Опыт свидетельствует, что в подобных случаях роль такой помощи может выполнить любое продуманное внешнее воздействие, в том числе четкий приказ командира.

— Второй тип — также как и первый — является бессознательной саморегуляцией. Он основан на физиологической возможности активизации центральной нервной системы посредством мышечной нервной импульсации. Не вдаваясь в физиологические тонкости этого процесса, отметим, что при сильном мышечном напряжении через посредство ретикулярной информации активизируется центральная нервная система. «При мышечном расслаблении, наоборот, приток нервной импульсации в головной мозг сокращается, тем самым снижается общий уровень активизации организма ... Таким образом, повышение или понижение мышечного тонуса обуславливает, соответственно, повышение или понижение активности центральной нервной системы». [81 С. 109]

Следовательно, путем произвольного расслабления или напряжения мышц соответствующих участков скелетной мускулатуры можно усиливать или ослаблять (заглушать) определенные эмоциональные состояния. К примеру, установлено, что «При депрессивных состояниях происходит напряжение дыхательной мускулатуры, при эмоциях страха напряжены мышцы речедвигательного аппарата и затылка. И если научиться расслаблять соответствующие мышцы, то мы можем избавиться, как правило, от неприятных эмоций». [81 С. 108—109].

К примеру, многие опытные матросы, старшины и офицеры на практике усвоили, что если во время несения вахты у аппаратуры, требующей высокого внимания при отсутствии других раздражителей и поэтому оказывающей усыпляющее воздействие отрегулировать свое дыхание так, чтобы замедлять вдох, а выдох осуществлять быстро, то сна как небывало. Дремотное состояние исчезает, появляется бодрость, активизируется мыслительная деятельность. Таким образом опытные воины, как бы, неосознанно, интуитивно в сложной и опасной обстановке регулируют свои состояния, побеждают страх, действуют смело и решительно. Но в действительности, «это саморегулирование все-таки подчинено сознанию, так как физиологический механизм этой психической деятельности осуществляется под воздействием доминирующей в данный момент мотивации» [81 С. 18].

Следовательно, сама возможность собственного воздействия на свое психическое состояние, в конечном счете, зависит от усвоенного, в данном конкретном случае, мотива деятельности вахтенного специалиста, так как «практически общая внешняя информация, попадающая в нашу центральную нервную систему, неизбежно сопоставляется и оценивается на весах этой доминирующей в данный момент мотивации» [11, С. 48].

Психологическая помощь конкретному вахтенному специалисту с учетом рассмотренных психологических механизмов саморегуляции психических состояний во многом будет определяться ее направленностью на формирование соответствующей мотивации вахты и умения использовать свой мышечный потенциал.

— Третий тип саморегуляции психических состояний осуществляется сознательно путем изменения внешних условий соей жизни и деятельности. Предположим, человек по какой-либо причине длительное время находился в состоянии постоянного стресса. Для устранения причин он может изменить обстановку, заняться другой деятельностью, по-новому организовать свой быт и т.д. Но в условиях воинской службы, тем более на корабле, в длительном плавании эти возможности предельно ограничены.

Тем не менее, и в этих условиях опытные моряки так приспосабливаются к особенностям боевой службы, что находят благоприятные условия для самостоятельного преодоления тяжелых переживаний и психических состояний, обусловленных длительным отрывом от земли, семьи, Родины. Не случайно на кораблях, да и на гражданских судах, и в рыболовном флоте широко развиты различные виды творческой деятельности в области самостоятельного увлечения литературой, искусством, спортом. Именно в использовании этих возможностей и заключается целенаправленная организация психологической помощи личному составу в походе.

— Четвертый тип саморегуляции психических состояний наступает тогда, когда первые три типа окончились безрезультатно. Это случается при сильнейших внутренних переживаниях человека в форме длительных стрессов, фрустрациях, постоянной апатии или депрессии. Чаще всего моряки, находясь в таких состояниях, прекращают попытки преодолеть их, так сказать «подчиняются судьбе». И если им не будет оказана соответствующая помощь, то постепенно эта состояния закрепляются в соответствующих чертах и свойствах личности моряка.

Так на флоте формируется мрачные, угрюмые, нелюдимые моряки с такими чертами характера, как эгоизм, упрямство, подозрительность. Важно иметь в виду, что некоторые из них привыкают к такому образу жизни и поэтому очень трудно поддаются воспитательному воздействию. Тем более, психологическая помощь таким морякам требует высокого профессионализма. Но потребность в такой помощи бывает очень высокой в связи с тем, что, такие; моряки, как правило, это классные специалисты мичманы и даже офицеры, оказывают существенное влияние на экипаж. И часто это влияние может иметь отрицательные морально-психологические последствия.

Учитывая, что все флотские офицеры имеют определенный минимум психолого-педагогического образования, они могут оказывать психологическую помощь своим подчиненным, соблюдая при этом следующие основные положения:

• психологическая помощь это взаимодействие, по меньшей мере, двух людей, или групповая коммуникация;

• сущность психологической помощи заключается в направлении активности психолога на другого человека или на группу людей;

• человек, получающий психологическую помощь должен стремиться к ее принятию;

• эффективность пси «утопической помощи во многом зависит от взаимного доверия друг другу ее участников;

• в процессе психологической помощи каждый из ее участников реализует себя:

а) психолог в направлении своей активности на формирование у клиента новых представлений, способных заглушить или вытеснить травмирующие его психику представления;

б) клиент в восприятии нового представления о себе, своей истории, своего благополучия.

При этом психолог осуществляет свою деятельность на основе максимума рефлексии и культуры мышления, максимума осторожности и ответственности.

Методика психологической помощи

В практике психологического обеспечения боевой подготовки и воспитательной работы на кораблях и в частях флота, при отработке учебно-боевых задач в местах постоянного дислоцирования и в длительных плаваниях применяется целый ряд оправдавших себя методов, способов, приемов психологической помощи личному составу. Некоторые из них используются в качестве профилактических средств, другие входят в арсенал командиров подразделений для корректировки психических состояний подчиненных в целях поддержания положительного морального настроя, третьи оказываются наиболее эффективными в преодолении тяжелых душевных перегрузок и стрессовых состояний. В качестве рекомендации более внимательно рассмотрим те из них, которые применимы в условиях корабельной службы.

Целенаправленное изменение содержания тревожных представлений, навязчивых мыслей, невыносимых умозаключений, которые, по определению З. Фрейда «образуют

целенаправленную психическую группу» в сознании, подчиняют себе основной поток мыслей, порождающих возникновение и развитие стрессовых состояний. Наиболее действенным средством преодоления таких состояний является критический анализ зарождения в своем сознании таких «невыносимых представлений» и, по меткому определению З. Фрейда «вытеснить» их из своего сознания [201 с. 68 74].

Другими словами сущность психологической помощи в этом случае заключается в стимулировании человека к сознательному регулированию своих психических состояний. Понятно, что для этого первоначально необходимо добиться отвлечения его внимания от травмирующих мыслей на другие проблемы и вслед за этим переключения на эти проблемы его потребностей и интересов. Конкретных приемов и способов такой индивидуальной работы с подчиненными может быть много. Главное в их выборе заключается в том, чтобы оказываемое словесное воздействие осуществлялось с учетом индивидуальных особенностей человека и не могло быть определено как нередко проявляющаяся казенно-формальная забота начальника о своем подчиненном.

Лучше всего вытеснение тревожных представлений достигается переключением мыслей на действительно нужное для подразделения или корабля направление, которое по каким-то естественным причинам в походе было приостановлено. Это может быть начатая еще перед походом работа по совершенствованию механизмов, разработка сложного технического усовершенствования и т.п. Сильное воздействие на подчиненного окажет предложение помощи в подготовке к вступительным экзаменам в университет после увольнения в запас, а матросу по первому году службы в подготовке к экзаменам на классного специалиста. В арсенале командира подразделения по оказанию психологической помощи подчиненным в походе — вовлечение их в работу художественной самодеятельности, занятия возможными в корабельных условиях видами спорта, участие в читательских конференциях и других мероприятиях.

Процесс вытеснения тревожных представлений может осуществляться различными способами. Это зависит от многих причин, в том числе от конкретных условий длительного плавания, социально-психологической атмосферы в экипаже, личностных особенностей подчиненного, его служебного статуса и т.д. В одном случае командиру, возможно, потребуется провести не одну встречу с подчиненными; в другом — достаточно будет откровенно переговорить с ним по некоторым острым проблемам, возникшим в результате его поведения и некоторых конкретных действий; в третьем — четко и ясно приказать ему изменить свое отношение к службе, возможно, просто привести в порядок свою форму одежды и побриться.

Говоря о приказе как средстве психологической помощи при вытеснении из сознания тревожных представлений, мы имеем в виду не изменение личностных качеств подчиненного, о чем речь шла выше, а лишь о способе помогающем подчиненным вернуться в свое обычное психическое состояние, изменившееся под влиянием отрицательных факторов длительного плавания.

Воздействие на внешние проявления различных стрессовых состояний, в том числе аффекта, повышенной эмоциональности, агрессивности.

Как правило, состояние повышенной эмоциональной возбудимости в своих крайних формах проявления (аффектах, истериках) на кораблях хотя и случаются, но не являются типичными. Во-первых, потому, что моряки в своем абсолютном большинстве обладают достаточно высокой психической устойчивостью к воздействию травмирующих факторов длительного плавания и, во-вторых, в силу решающего значения уставной корабельной организации, способной в любых условиях если не предотвратить, то поставить надежную преграду для бесконтрольного проявления таких состояний.

Тем не менее, хоть и редко, но все-таки такие случаи бывают. В воинских уставах четко определено, как должен действовать командир-единоначальник, если происходящая нервная вспышка привела к нарушению уставного порядка и отрицательно влияет на решение кораблем (подразделением) поставленных задач. Вместе с тем, действуя по уставу, командир может воспользоваться и советами психолога.

Известно, что самое главное в этих условиях для человека «выпустить пар», то есть освободиться от той высокой активности, которая внезапно возникла в сознании и не может быть уравновешена в собственных системах мозга. Поэтому человек инстинктивно стремится переключить хотя бы ее часть на внешние двигательные и речевые реакции. Но на подводной лодке в походе не побегаешь, не поколешь дрова и не сможешь заняться другим каким-либо хотя и не нужным, но очень полезным в таком состоянии трудом. Что же делать? Все, что угодно, но только не уговаривать, самому не кричать, не выходить за рамки нормальных взаимоотношений, не угрожать. Желательно просто дать человеку выговориться, излить свою душу, спокойно выслушать, постепенно, по возможности, не вступая в спор, вставлять не многословные успокаивающие фразы типа: «Да, безусловно, об этом можно подумать», «Молодец, в этом вы конечно правы», «Главное для нас сейчас спокойствие», «Не надо суетиться» и т.п. В такой обстановке человек, чувствуя поддержку и сочувствие начинает усилием воли сдерживать свои эмоции, затормаживать жестикуляцию, подавлять мимику, что способствует ослаблению возникшего возбуждения, уравновешиванию нервных процессов.

Для подтверждения наших рекомендаций хочется привести показательный, на наш взгляд, пример довольно неожиданных, но вместе с тем результативных действий командира в подобных ситуациях. Это произошло на подводной лодке. Шел четвертый месяц похода. Физическая и психическая нагрузка на личный состав достигла высоких пределов. Выполняя команду центрального поста, личный состав восьмого отсека готовился к ужину. В это время командир отсека, могучий мужчина, кандидат в мастера спорта по штанге заканчивал свою ежедневную физическую разминку с двумя двухпудовыми гирями. Вдруг он услышал какую-то возню, перебранку и крики. Прислушавшись, он понял сложившуюся ситуацию. Бушевал матрос Р., в последнее время этот матрос постоянно был «на взводе», взрывался буквально по пустякам. Но в этот раз он фактически бился в истерике. Такого еще никогда не было. Капитан-лейтенант спокойно, не вымолвив ни слова, подошел к матросу и протянул ему свою игрушку, двухпудовую гирю. Матрос судорожно схватил ее двумя руками, затем взял одной правой и вслед за своим командиром выжал ее шесть раз. Выжав гирю еще шесть раз левой рукой, он поставил ее у ног командира, подошел к своей койке, разделся, лег и спокойно уснул.

Способы стимуляции подчиненных к саморегулированию своих психических состояний. Среди них большое значение имеет организаторская деятельность командира по целенаправленному использованию времени, предусмотренного корабельным распорядком дня для проведения досуга, занятия спортом, интеллектуального самосовершенствования. Именно в это время моряки могут заниматься рекомендованными методиками по саморегулированию своих психических состояний, в том числе:

• самостоятельным тренингом по переключению своего внимания на раздражители различного эмоционального значения. Методика проведения такого тренинга не требует специальной подготовки. В свободное от работ и занятий время моряк устраивается на отведенном для отдыха месте и старается отвлечься от происходящего вокруг, мысленно воспроизводит в своем сознании события и факты своей жизни, которые поднимают настроение, действуют успокаивающе, укрепляют уверенность в своих силах, усиливают волевой настрой. Важно лишь, чтобы подобный самотренинг проводился регулярно, желательно ежедневно, по возможности в одно и то же время. Его продолжительность может быть не более 15 минут. Приятные воспоминания не только отвлекут от навязчивых мыслей или тревожных предчувствий, порождающихся действительными трудностями длительного плавания, но и, положительно окрашивая мысли, образы, события, явления, вызовут стремления к активной деятельности, повысят настроение, усилят волевую настойчивость.

• кратковременной, но интенсивной физической разминкой. Имеется в виду не классическая спортивная подготовка, а именно физическая разминка способами и средствами возможными в условиях корабля. Это, как правило, набор простых физических упражнений (приседания, подтягивания, отжимания и т.п.). Также как и самостоятельный умственный тренинг, такая разминка не только отвлекает от тяжелых переживаний и психического напряжения, вызванного внешними воздействиями на психику моряка, но и улучшает самочувствие, укрепляет уверенность в себе, в своих силах и возможностях. Важно лишь стремиться к тому, чтобы физическая разминка проводилась регулярно, желательно в одно и то же время с планомерным увеличением нагрузки на организм. Кстати, на многих кораблях в длительных плаваниях по этим видам физических упражнений проводятся соревнования, в которых участвуют все матросы, старшины и офицеры. Нет необходимости убеждать в том, насколько поднимается авторитет, скажем, командира подразделения, если он станет чемпионом корабля по подтягиванию или какому-либо другому упражнению.

• отработкой специальных дыхательных упражнений. Выше мы упоминали о том, что умелое регулирование своего дыхания, особенно при несении таких вахт, где требуется высокое внимание, и максимальная сосредоточенность при монотонном усыпляющем воздействии аппаратуры на организм человека помогает оператору поддерживать свое состояние в необходимом рабочем режиме. Но для того, чтобы умело использовать эту возможность необходимо освоить процесс целенаправленного дыхания заранее. Такие тренировки лучше всего проводить в следующей последовательности:

1-е упражнение. Выполняется сидя или лежа. После первого глубокого вдоха дыхание задерживается на 5—6 секунд, и сразу же слегка напрягаются мышцы всего тела: ног, ступней, живота, рук, плеч, щек, челюстей. Затем делается медленный выдох, в течение которого расслабляются как можно больше мышцы всего тела. Упражнение выполняется 9—10 раз, с каждым разом увеличивается время задержки дыхания, выдоха и расслабленности.

2-е упражнение. Выполняется лежа на спине. Ложиться надо не на койку, а на любую твердую поверхность, можно на палубе. Сделать глубокий вдох и сильно сдвинуть колени вместе. В таком положении задержаться на несколько секунд, после чего сделать медленный выдох, дав коленям «упасть» свободно в стороны. Необходимо следить, чтобы колени «падали» сами, а не опускались движением мышц. Упражнение повторяется 9—10 раз.

3-е упражнение. Стоя, сидя или лежа сделать в определенном темпе несколько медленных, напряженных глубоких вдохов. При вдохе напрягать все мышцы, а при выдохе полностью расслабляться. Это упражнение выполняется 2—3 минуты.

Эти упражнения желательно применять 3—4 раза в сутки. Особенно полезны они перед заступлением на вахту в ночное время.

Система оказания психологической помощи подчиненным может включать и различные методы аутотренинга. Тем более что в настоящее время аутогенная тренировка, как наиболее действенное средство управления собой привлекает все более широкое внимание молодежи. Этому способствует достаточное число методик по самостоятельному овладению аутотренингом. [6,17, 57,60, 79].

Однако мы не можем рекомендовать аутотренинг в качестве психологической помощи личному составу корабельной службы только лишь потому, что для овладения этим методом необходимо создать такие условия, которые не толь со не совместимы с условиями корабля, но и противоречат им. К примеру, очень важно на время занятий устранить все посторонние раздражители, в том числе шумы работающих механизмов, удары волн, качку и т.д. Более того, инструкции требуют, чтобы в процессе тренировок человек полностью отключался от окружающей реальности и находился в своеобразном состоянии транса, что несовместимо с требованиями постоянной готовности к выполнению своих обязанностей на корабле.

И, тем не менее, некоторые приемы аутотренинга все же полезно использовать при оказании психологической помощи личному составу в походе, к примеру, рекомендацию по овладению методикой ежедневной утренней психологической гимнастикой. Суть ее в следующем:

• выполняя сигнал побудки: «Команде вставать, койки убрать», быстро встать, умыться и подойти к зеркалу (можно для этого иметь в кармане небольшое зеркало);

• нужно внимательно вглядеться в свое лицо. Придать ему приятное выражение — несколько раз улыбнуться, демонстрируя всю палитру улыбок. Неплохо придумать, что-то новое.

• вспомнить и представить самые приятные минуты своей жизни;

На несколько минут отключиться от окружающего шума, зафиксировав внимание на одном из них. Предположим на ударах волн о борт корабля, представив при этом, как ловко могучий форштевень расправляется с набегающей очередной волной;

— в такт качке «промурлыкать» про себя любимую мелодию. Если удалось, значит, находишься в прекрасном расположении духа.

Можно считать, что благодаря этим несложным упражнениям произошла сознательная регуляция своего психического состояния. Теперь человек вполне удовлетворен собой и эта удовлетворенность, отраженная в лице привлекает сослуживцев, побуждает их к общению без страха испортить себе настроение.

В таком же выборочном варианте можно пользоваться и другими формами аутотренинга, приспосабливаясь к ним в специфических условиях длительного плавания. Поэтому мы решили предложить всю методику, разработанную Б.А. Вяткиным «Управление психическим стрессом в спортивных соревнованиях» в которой изменены лишь упражнения и некоторые словесные формулировки в целях соответствия их корабельной службе.

Для занятия аутотренингом желательно лечь на ровную поверхность, на спину, руки при этом должны быть слегка согнуты в локтях и повернуты ладонями вниз, а ноги на ширине плеч. Начинать нужно с первого упражнения, последовательно осваивая одно за другим.

Формулы 1—3 повторяются до трех раз, формулы 4—14 читаются дважды. Каждое занятие в течение первых 3—4 дней, если оно проводится не перед сном, оканчивается следующей формулой:

Чувство тяжести исчезает полностью

Чувствую, как тело наполняется свежестью

Чувствую бодрость

Дышу глубоко

Потягиваюсь

Открываю глаза.

Через 3—4 дня занятий (12—15 тренировок) можно пользоваться сокращенными вариантами успокаивающей части. Сокращение идет за счет отказа от формул, в которых говорится о поэтапном расслаблении или согревании. Сокращенный вариант успокаивающей части может быть примерно таким:

1. Я чувствую покой. Я чувствую глубокий покой. Я расслабляюсь.

2. Все мои мысли направлены на покой. Я совсем один со своим внутренним покоем.

3. Расслабляю мышцы рук. Руки становятся все теплее и теплее. Ярко чувствую горячее тепло в моих руках.

4. Расслабляю мышцы ног. Ноги становятся все теплее и теплее. Ярко чувствую тепло в моих ногах.

5. Во всей яме живота и груди чувствую приятное тепло.

6. Ярко чувствую приятное тепло во всем моем теле.

7. Мне хорошо. Чувствую себя легко и свободно.

8. Сердце бьется ровно и спокойно. Дышу непроизвольно.

9. Я абсолютно спокоен. Мне хорошо.

Этот вариант требует не более 3—4 мин. Хорошо овладев аутогенной тренировкой, можно перейти к еще более краткому варианту. Например:

1. Я чувствую глубокий покой. Я полностью расслаблен и спокоен.

2. Все мое тело полностью расслабленное и теплое.

3. Сердце бьется ровно и спокойно. Дышу легко и свободно.

4. Мне хорошо. Я успокоился и отдохнул.

Если аутогенная тренировка проводится непосредственно перед сном, сеанс целесообразно завершать следующими формулами (усыпляющее окончание):

1. Я лежу спокойно, мне удобно и хорошо.

2. Веки наливаются свинцом.

3. Появляется сонливость, она усиливается...

4. Становится все глубже и глубже.

5. Я засыпаю... наступает сон...

После овладения успокаивающей частью переходят к изучению второй части мобилизационной. Мобилизующие формулы произносятся после того, как военнослужащий ввел себя в сноподобное состояние, отвлекся от всего окружающего и успокоился, т. е. Находится в состоянии покоя. Последовательность формул мобилизации может быть такой:

Возникает чувство легкого озноба.

Состояние, как после прохладного душа.

Из всех мышц уходит чувство тяжести и расслабленности.

В мышцах начинается легкая дрожь. Озноб все усиливается.

Холодеют голова и затылок.

По телу побежали мурашки. Кожа становится гусиной.

Холодеют ладони и стопы.

Дыхание глубокое, учащенное.

Сердце бьется сильно, энергично, учащенно. Озноб еще сильнее.

Все мышцы легкие, упругие, сильные.

Я все бодрее и бодрее.

Открываю глаза. Смотрю напряженно, предельно сосредоточенно.

Я приятно возбужден.

Я полон энергии.

Я как сжатая пружина.

Я полностью мобилизован.

Я готов действовать.

Формулы читаются более энергично, чем формулы успокаивающей части, чтобы усилить эмоциональное воздействие к концу сеанса

Подводя итоги пятой главы, подчеркнем, что:

1. Огромное значение в успешном управлении формированием и развитием психических состояний личного состава на боевой службе принадлежит морально-психологической подготовке к походу. Психические состояния готовности к плаванию, преодолению ожидаемых трудностей создают благоприятные предпосылки для их развития в состояния высокого душевного подъема, бодрости и оптимизма Они формируются на основе дифференцированного подхода к подготовке личности моряка, корабельного экипажа и руководящего состава с учетом индивидуально-психологических особенностей воинов и конкретной социально-психологической характеристики коллектива.

2. Важнейшим средством управления психическими состояниями моряков в походе является хорошо организованная воспитательная работа, направленная на формирование у них высокой нравственности и патриотической сознательности, ответственности перед Отечеством за свой служебный долг. В этой работе особая роль принадлежит основным служебным формам воинского обучения и воспитания личного состава.

3. Непосредственная управленческая деятельность командиров по формированию психических состояний личного состава осуществляется в процессе мероприятий по психогигиене и психопрофилактике, психотерапии, а также путем оказания психологической помощи подчиненным в саморегуляции своих психических состояний. Большое значение имеет также укрепление порядка и дисциплины на корабле, внедрение уставных взаимоотношений между всеми категориями личного состава, развитие взаимоотношений и психологической совместимости в экипаже, улучшение быта и досуга воинов, формирование благоприятных индивидуальных и коллективных чувств и настроений. При проведении психотерапевтических мероприятий важно выдерживать направленность на снятие остроты психогенных факторов, умелое применение наиболее рациональных способов разрешения трудных ситуаций в экипаже, ослабление последствий аффективных реакций и внезапного проявления истеричного поведения со стороны отдельных моряков. Наиболее действенными средствами индивидуальной психотерапии являются беседы, разъяснения, персональные поручения, привлечение к активному участию в общественной жизни корабля. Групповая психотерапия в основном проводится в форме коллективных собеседований. Ее частные задачи могут решаться целенаправленным проведением организованного досуга, а также на занятиях, учениях и тренировках.

<< |
Источник: Г.А. Броневицкий. Психология военных моряков: психические состояния. 2002

Еще по теме Психологическая помощь морякам в походе:

  1. Зависимость качества вахты от психических состояний моряков
  2. Условия похода и психические состояния моряков
  3. Индивидуальное своеобразие и типичность психических состояний моряков в походе
  4. Психологическая помощь морякам в походе
  5. ВАЖНЕЙШИЕ ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ СЛУЖБЫ И ЖИЗНИ ВОЕННЫХ МОРЯКОВ
  6. ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ПРЕДУПРЕЖДЕНИЯ НАРУШЕНИЙ ВОИНСКОЙ ДИСЦИПЛИНЫ НА КОРАБЛЕ
  7. ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ РУКОВОДСТВА ЭКИПАЖЕМ
  8. ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ УСЛОВИЯ ПОВЫШЕНИЯ ДЕЙСТВЕННОСТИ ПАРТИЙНО-ПОЛИТИЧЕСКОЙ РАБОТЫ В ПОХОДЕ
  9. ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ НЕСЕНИЯ ХОДОВОЙ ВАХТЫ И КОРАБЛЕВОЖДЕНИЯ
  10. ПУТИ ПОДДЕРЖАНИЯ ВЫСОКОЙ ДЕЕСПОСОБНОСТИ ЛИЧНОГО СОСТАВА И СНЯТИЯ ЧРЕЗМЕРНЫХ ПСИХОЛОГИЧЕСКИХ НАГРУЗОК В ДАЛЬНЕМ ПЛАВАНИИ
  11. ОСНОВНЫЕ ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ РЕШЕНИЯ БОЕВЫХ ЗАДАЧ В СОВРЕМЕННОЙ ВОЙНЕ НА МОРЕ
  12. ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ПРЕДПОСЫЛКИ ЭФФЕКТИВНОГО РУКОВОДСТВА ЛИЧНЫМ СОСТАВОМ В БОЕВОЙ ОБСТАНОВКЕ