<<
>>

Индивидуальные личностные различия. Психологические тесты

Для того чтобы описать конкретного человека в его неповторимости, определить, чем он отличается от других людей, необходима некая система, классификация бесконечного многообразия индивидуальных психологических различий.
Попытки создания подобной системы предпринимались с античности и до наших дней. Само количество существующих теорий свидетельствует о том, что человеческая индивидуальность слишком сложна, чтобы ее можно было проанализировать в рамках даже самой совершенной схемы. Тем не менее, каждая из теорий расширяла и углубляла наши представления о природе человека, открывала новые возможности для его понимания. В самом общем виде теории индивидуальных различий сводятся к двум типам: теории типов и теории качеств (черт). В рамках теорий типов каждого человека можно отнести к одному из заданного набора типов, существующих в рамках конкретной типологии. Принадлежность человека к определенному типу объясняет целый ряд его психологических особенностей. Наиболее известная типология — четыре типа темперамента (холерик, сангвиник, флегматик, меланхолик), выделенные еще Гиппократом, но сохранившие актуальность до сегодняшнего дня.

В рамках теорий черт описание человека дается через оценку степени выраженности различных качеств или черт (например, доминантный, тревожный, склонность к риску на среднем уровне и пр.). Различные теории черт отличаются количеством и сущностью тех черт, в рамках которых дается описание.

Психологическая черта характеризует устойчивую предрасположенность человека к поведению определенного вида. Зная выраженность тех или иных черт человека, далеко не всегда можно правильно предсказать его поведение в конкретной ситуации, потому что оно определяется не только индивидуальными особенностями человека, но и зависит от ситуации. Например, некто испытывает тревогу и беспокойство, потому что у него выражена тревожность (большинство людей в аналогичной ситуации тревоги не испытывают).

В другом случае наличие тревоги у конкретного человека будет отражать скорее особенности ситуации: она провоцирует тревогу у большинства людей (например, ответственное испытание с высокой вероятностью неудачи). Однако знание индивидуальных различий помогает правильно понять и предсказать поведение, если речь идет о рассмотрении достаточно широкого круга ситуаций в течение длительного времени (например, склонность или несклонность человека к возникновению тревоги в разнообразных ситуациях).

Каково же минимальное количество черт, в рамках которого можно описать человека? В поисках ответа на этот вопрос английский ученый Ганс Айзенк проанализировал огромное количество эмпирических данных и, основываясь на них, выделил две фундаментальные черты психики. Они получили название ЭКСТРАВЕРСИЯ — ИНТРОВЕРСИЯ и НЕЙРОТИЗМ — ЭМОЦИОНАЛЬНАЯ СТАБИЛЬНОСТЬ.

Под экстра- или интроверсией понимается преимущественная ориентация индивида на внешний мир (физический и социальный) либо на внутренний мир своих чувств и переживаний. Эта ориентация в значительной степени определяет психологические и поведенческие различия между экстра- и интровертами.

Экстравертам, как правило, свойственны общительность, легкость вступления в контакт, их круг общения широк, но не очень глубок: имея много знакомых, приятелей и тех, кто к нему хорошо относится, экстраверт может не иметь настоящих друзей. Такие люди привлекают других своим обаянием, активностью, живостью, но они не склонны вдаваться в тонкости и нюансы взаимоотношений, анализировать мысли и чувства — ни свои, ни партнеров по общению. Экстраверты эмоциональны, они живо откликаются на происходящее, их эмоции легко “прочитать” по голосу, мимике, жестикуляции. Экстраверты недостаточно хорошо умеют контролировать свои эмоции, могут быть несдержанны и импульсивны, действовать под влиянием момента, необдуманно. В стрессовой ситуации экстраверт вспылит, а, возможно, будет агрессивен. Экстраверты любят новое. Более того, они испытывают постоянную потребность в новых впечатлениях, поэтому они инициативны, с охотой берутся за новые дела (и далеко не всегда их завершают), легко адаптируются к изменениям.

Экстраверты легко принимают решения, любят рисковать, причем далеко не всегда их рискованные поступки оправданы.

Интроверт, в противоположность экстраверту, замкнут и имеет достаточно ограниченный круг контактов. При необходимости общаться с новыми людьми или в большой компании он часто испытывает трудности, смущается и тревожится. Зато интроверт преданный друг, ценящий глубокие и прочные взаимоотношения; его друг или близкий человек скорее всего тоже интроверт. Как правило, интроверты серьезны, склонны к занятиям, требующим сосредоточенности и длительных усилий, возможно, даже однообразных и монотонных (то, что ужасно для экстраверта). Их интересуют абстрактные дисциплины — наука, философия, но самое интересное для интроверта — он сам. Интроверт склонен к самоанализу, к длительному обдумыванию своего поведения и переживаний, часто задним числом, что в сложных ситуациях легко переходит в самокопание и самобичевание. Стороннему наблюдателю интраверт может показаться сухим и малоэмоциональным, но это не совсем так. Интроверты сдержанны в проявлении эмоций и не делают свои переживания достоянием партнеров по общению, поэтому их переживания иногда нелегко понять, однако они могут быть не менее интенсивными, чем у экстравертов.

Выраженные экстраверты, так же, как и выраженные интроверты, — редкость. Большинство людей в своем поведении сочетают черты экстраверсии или интроверсии, в зависимости от ситуации проявляя те или другие. При этом черты экстра- или интроверсии могут преобладать (потенциальные экстраверты и интроверты) или быть выраженными практически одинаково (амбиверты).

Вторая основная черта личности по Айзенку, нейротизм — эмоциональная стабильность, характеризует эмоциональную устойчивость человека. Лица с высоким нейротизмом склонны к частой смене настроения и выраженной реакции на стресс. Даже мелкая проблема или неудача порой вызывает сильную эмоциональную реакцию или дезорганизует поведение. Таким людям свойственны повышенная эмоциональная чувствительность, впечатлительность, тревожность, низкая самооценка, неуверенность в себе. В стрессовых ситуациях легко возникают беспокойство, раздражительность, чувство вины и другие симптомы эмоционального неблагополучия. Человек с высоким нейротизмом — это совершенно необязательно невротик, но в неблагоприятной ситуации невроз или другие нарушения (психические или соматические) у него развиваются чаще, чем у эмоционально стабильных людей.

Эмоционально стабильные люди не склонны к беспокойству, сохраняют спокойствие и способность эффективно действовать в стрессовых ситуациях, не боятся проблем и трудностей и стремятся их преодолевать.

Большинство людей находятся не на краях континуума нейротизм — эмоциональная стабильность, а занимают промежуточное положение, тяготея к тому или иному полюсу.

Ганс Айзенк (1916—1997), создатель вышеописанной теории личности, посвятивший около полувека (с середины сороковых годов) исследованию личностных черт, — одна из колоритных фигур в психологии. Помимо исследования личности, круг его интересов охватывал множество вопросов — от интеллекта и физиологических основ темперамента до чувства юмора и политических убеждений человека. Чего стоят одни названия некоторых из его книг (пока не переведенных на русский язык): “Факты и фикция в психологии”, “Закат и падение фрейдовской империи”. Айзенк зачастую весьма суров и категоричен по отношению к своим коллегам-психологам. Вот, в частности, его оценка работ К.Г. Юнга, с именем которого, как правило, связывается разработка понятия экстраверсии, столь интенсивно им используемая: “Теория (Юнга) настолько запутанна и трудна для понимания, что в настоящее время практически никто или лишь единицы психиатров и психологов принимают ее всерьез”. И это о работах человека, на которых основано целое направление современной психотерапии!

Не менее категоричен Айзенк и в собственных теоретических позициях, далеко не всегда разделяемых другими психологами. Так, он полагает, что и интеллект, и особенности личности являются генетически заданными: “Характер человека — это следствие случайного сочетания генов его родителей… Роль окружающей среды сводится лишь к небольшим изменениям и маскировке нежелательных личностных проявлений”.

Айзенк известен не только как психолог-теоретик, но и как блестящий популяризатор своих идей; многие из его популярных книг, прежде всего по тестированию интеллекта, хорошо известны русскому читателю. В своих трудах Айзенк предстает как фанатичный сторонник тестирования всего, что только можно протестировать. Тесты, по его мнению, помогают человеку лучше понять себя и других, улучшить взаимопонимание между людьми, правильно определить жизненные ориентиры, спланировать карьеру. Собственно, обилие его популярных работ как раз и объясняется тем, чтобы познакомить с идеей и принципами тестирования как можно более широкие массы населения.

Как же психологи тестируют особенности личности? Для этого существует специальная разновидность психологических тестов — ЛИЧНОСТНЫЕ ОПРОСНИКИ. Заполняя личностные опросники, испытуемые отвечают на довольно большое (от нескольких десятков до нескольких сотен) количество вопросов о себе и своей жизни, выбирая один из нескольких вариантов ответа (иногда соглашаясь или не соглашаясь с утверждениями). Отличительная черта личностных опросников — их объективность; они дают информацию о психологических особенностях испытуемого, не зависящую от представления испытуемого о самом себе и часто существенно от него отличающуюся. Более того, личностные опросники могут дать информацию об особенностях испытуемого, которые он сам не осознает.

Психолог, работая с личностными опросниками, должен четко понимать: для оценки испытуемого важно не только и не столько соответствие ответов испытуемого фактам реальной жизни, сколько его мнение. Например, практически невозможно “правильно” ответить на вопрос: “Часто ли у вас портится настроение?”, потому что для этого необходимо иметь какой-то объективный критерий того, что такое “частая порча настроения”, и соотнести с ним свое состояние. Однако подобный объективный ответ и не нужен исследователю. Для него существенна именно точка зрения испытуемого (он сам считает или не считает, что у него часто портится настроение), которая соотносится с определенными личностными особенностями. Необходимо только помнить: выводы никогда не делаются на основании единичного ответа, для этого нужно достаточно большое их количество — обычно несколько десятков.

В личностных опросниках ответы испытуемого далеко не всегда понимаются “буквально”, но именно они — единственный источник информации об испытуемом, и для получения результата необходимо, чтобы он был искренним и честным. Поэтому большинство личностных опросников имеют специальные шкалы, защищающие тесты от различного рода намеренных искажений. Конечно, если испытуемый не давал о себе правдивую информацию, скорее всего о нем удастся узнать немного, но шкала искренности четко покажет, что данные теста непригодны для объективной оценки испытуемого.

Таким образом, при интерпретации личностных опросников существенно не прямое содержание ответов, а связь определенного ответа с особенностями личности испытуемого. Откуда же известно о существовании такой связи? Она должна быть установлена и доказана создателем (разработчиком) теста, что представляет собой весьма долгий, трудный, но интересный и творческий процесс. Созданием тестов занимается специальный раздел психологии — психодиагностика. Кажущаяся простота теста и работы с ним (ответил на вопросы, подсчитал баллы — узнал все о человеке) на самом деле — результат огромной работы. Она включает в себя не только отбор вопросов, но и доказательство валидности теста (то есть того, что тест действительно измеряет требуемые психологические характеристики), надежности (стабильности результатов во времени), а также получение стандартов выполнения теста достаточно большими группами испытуемых, с которыми потом можно будет сопоставлять результаты конкретного человека. Правда и легкость получения информации о человеке на основании результатов теста — только кажущаяся.

Немного найдется психологических идей, которые имели бы такое огромное количество ревностных сторонников и яростных противников (причем не только среди психологов), как идея тестирования. Противники тестирования указывают, что практически каждый в одних ситуациях думает, чувствует, поступает, к примеру, как экстраверт, а в других — как интроверт. Более того, в какие-то периоды жизни человек может быть больше похож на интроверта (или эмоционально стабильного), а в какие-то — на экстраверта (или человека, у которого выражен нейротизм). Тогда в чем же смысл выделения (и тем более измерения) черт? Подобные житейские доводы подтверждаются результатами исследований, которые показывают, что особенности личности (без учета того, как они соотносятся с ситуацией) способны предсказать поведение людей в конкретных случаях с точностью… не более 10%.

Сторонники тестирования указывают на ценность информации, которую дают тесты, для решения огромного количества практических задач — от профессионального отбора до оценки эффективности психотерапии — и на точность долговременных прогнозов, сделанных с помощью тестов. Многочисленные же претензии противников тестирования они относят за счет неуместного и неквалифицированного применения тестов, нарушений этики тестирования; все это — увы! — встречается гораздо чаще, чем хотелось бы. Как ни странно, но, по-моему, в позициях сторонников и противников тестирования гораздо меньше противоречий, чем это кажется им самим.

Литература

1. Юнг К. Г. Психологические типы. — М., 1996.

2. Айзенк Г., Вильсон Г. Как измерить личность. — М., 2000.

3. Практическая психодиагностика. Методики и тесты. — Самара, 1998.

Задание 4. Личностный опросник Айзенка

ИСПЫТУЕМЫЙ. Возраст от шестнадцати лет. Испытуемый письменно заполняет опросник. При возникновении вопросов или сомнений в процессе заполнения опросника следует избегать содержательного обсуждения вопросов теста и указать, что испытуемый должен отвечать так, как ему кажется; так, как он понимает содержание вопроса, первое, что ему придет в голову; что в тесте нет правильных и неправильных ответов и т.п.

ТЕСТ-ОПРОСНИК Г.АЙЗЕНКА

Адаптирован А.Г. Шмелевым

КЛЮЧ К ОПРОСНИКУ

Искренность: ответы “да” на вопросы 6, 24, 36; ответы “нет” на вопросы 12, 18, 30, 42, 48, 54.

Экстраверсия: ответы “нет” на вопросы 5, 15, 20, 29, 32, 34, 37, 41, 51; ответы “да” на вопросы 1, 3, 8, 10, 13, 17, 22, 25, 27, 39, 44, 46, 49, 53, 56.

Нейротизм: ответы “да” на вопросы 2, 4, 7, 9, 11, 14, 16, 19, 21, 23, 26, 28, 31, 33, 35, 38, 40, 43, 45, 47, 50, 52, 55, 57.

ОБРАБОТКА

По каждому из трех показателей “Искренность”, “Экстраверсия” и “Нейротизм” подсчитывается количественный показатель: начисляется по 1 баллу за каждый ответ, совпадающий с ключом.

ИНТЕРПРЕТАЦИЯ

1. Шкала “Искренность”

0—3 — откровенный (результат испытуемого пригоден для интерпретации);

4—6 — ситуативный (испытуемый не был до конца искренен; результаты можно интерпретировать с осторожностью, учитывая, что испытуемый, заполняя тест, скорее всего хотел выглядеть лучше, нежели на самом деле);

7—9 — лживый (результат недостоверен, тест непригоден для дальнейшей работы). В данном случае речь не идет о лживости как особенности личности, а лишь о том, что при ответах на вопросы теста испытуемый по какой-то причине не был правдив.

2. Шкала “Экстраверсия”

0—2 — сверхинтроверт

3—6 — интроверт

7—10 — потенциальный интроверт

11—14 — амбиверт

15—18 — потенциальный экстраверт

19—22 — экстраверт

23—24 — сверхэкстраверт

3. Шкала “Нейротизм”

0—2 — сверхстабилен эмоционально

3—6 — стабилен

7—10 — потенциально стабилен

11—14 — нормостеник

15—18 — потенциальный нейротизм

19—22 — нейротизм

23—23 — сверхнейротизм.

ЗАДАНИЯ ДЛЯ ИНТЕРПРЕТАЦИИ И АНАЛИЗА

1. Используя полученные количественные результаты и приведенные сведения о психологических особенностях, соответствующих показателям Экстраверсии и Нейротизма, составьте описание психологических особенностей испытуемого.

2. Соответствуют ли результаты теста вашим представлениям об испытуемом, сложившимся в процессе вашего общения и взаимодействия? Какими примерами из жизни вы можете подтвердить или опровергнуть характеристику, полученную на основе теста? В чем, по вашему мнению, причины несоответствия, если таковое имеется?

3. Ознакомьте испытуемого со своим описанием. Считает ли он его правильным и точным? Удовлетворен ли он им? Если нет, то в чем, по-вашему, причины расхождений?

КОММЕНТАРИЙ. Интерпретация психологического теста — это искусство, требующее развитой интуиции. Начинающие интерпретаторы обычно дословно переписывают фрагменты интерпретаций или руководств к тесту, соответствующие показателям испытуемого. Наверное, эту тактику действительно стоит взять за основу для начала, но имеет смысл, пользуясь ею, учитывать некоторые обстоятельства. Во-первых, чаще всего интерпретацию лучше начинать не с той черты, что стоит в руководстве первой, а с той, которая выражена у испытуемого в наибольшей степени, больше всего отличается от среднего уровня. Например, если испытуемый амбиверт, а показатель по нейротизму соответствует сверхнейротизму, то начинать следует именно с описания этой черты.

Во-вторых, описания, имеющиеся в руководстве, сравнительно неплохо соответствуют ситуациям, когда черта ярко выражена (и то не всегда, потому что человек сложнее даже самого лучшего теста) и гораздо хуже — для промежуточных или неярко выраженных случаев, которые встречаются намного чаще. Так, характеристика экстраверта более соответствует сверхэкстраверту, чем потенциальному экстраверту, при описании которого некоторые свойства можно просто пропустить, к некоторым — добавить “возможно”, “вероятно” или “иногда”, “в некоторых ситуациях” и т.д.

Наконец, описывая каждую отдельную черту, следует учитывать выраженность у испытуемого и других черт. Так, экстраверт с высокими показателями нейротизма скорее всего будет несдержан, раздражителен, вспыльчив, а интраверт — склонен к самокопанию, проявлению чувства вины, длительным переживаниям после неудачи.

Деликатный вопрос — несовпадение мнения испытуемого о себе с результатами теста. Оно может объясняться двумя главными причинами. Первая — недостаточно квалифицированная интерпретация (вполне возможна у начинающего); вторая — несоответствие Я-концепции реальным психологическим особенностям испытуемого. В последнем случае “вина” за несоответствие часто возлагается на тест и психологию в целом, к чему следует быть готовым. В любом случае желательно не настаивать на интерпретации категорично, а просто предложить ее испытуемому и выслушать комментарий.

<< | >>
Источник: Барлас Т.. Психологический практикум для «чайников» Введение в профессиональную психологию. 2001

Еще по теме Индивидуальные личностные различия. Психологические тесты:

  1. Личностные качества в системе профессионального мастерства кадров управления и проблема их совершенствования
  2. Проблема нормы и аномалии в развитии и поведении человека (или введение в психологическую теорию относительности).
  3. ТЕСТ. ИЗМЕРЕНИЕ ЛИЧНОСТИ ТЕСТОМ
  4. ПРОГРАММА ВСТУПИТЕЛЬНОГО ИСПЫТАНИЯ: «ТЕСТ ПО ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ НАПРАВЛЕННОСТИ»
  5. МЕТОДЫ ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ ДИАГНОСТИКИ
  6. Из истории становления психологической профессии
  7. Оценка индивидуальных различий
  8. Индивидуальные личностные различия. Психологические тесты
  9. Средства психологического изучения военнослужащих и воинского коллектива
  10. Основные этапы психологического изучения военнослужащих и их содержание
  11. Средства психологического изучения военнослужащих и воинского коллектива
  12. Приложение № 5 Методы социально-психологического изучения личности
  13. Методы социально-психологического изучения личности
  14. Социально-психологическая реадаптация военнослужащих, принимавших участие в контртеррористических операциях
  15. Технология и особенности проведения психологической помощи молодым военнослужащими методом групповой клиентоцентрированной психотерапии
  16. ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ ДИАГНОСТИКА НА ФЛОТЕ
  17. ПРОПАГАНДА ПСИХОЛОГИЧЕСКИХ ЗНАНИЙ И РАЗВИТИЕ ИССЛЕДОВАНИЙ НА ФЛОТЕ
  18. ОРГАНИЗАЦИЯ ПСИХОЛОГИЧЕСКОГО ИЗУЧЕНИЯ ЛИЧНОГО СОСТАВА ЧАСТИ