<<
>>

Теория самоактуализации в контексте гуманистической психологии

К середине ХХ века, многие ученые, занимавшиеся проблемами развития личности, Гордон Оллпорт, Генри Мюррей и Гарднер Мерфи, а позднее Джордж Келли, Абрахам Маслоу, Карл Роджерс и Ролло Мэй, постепенно начали тяготиться рамками «позитивной» психологии, как она понималась в существующих школах (10, 31, 33, 42).

Они полагали, что позитивистский подход к человеку исключает из рассмотрения важнейшие его свойства, которые, собственно, и делают человека человеком, — такие, как выбор, ценности, любовь, креативность, самосознание, человеческий потенциал. Заявив о себе в 1950 году, в 1961 ассоциация гуманистической психологии основала «Журнал гуманистической психологии», в редколлегию которого вошли К. Гольдштейн, Ш. Бюлер, О. Хаксли, Д. Бьюдженталь, А. Маслоу, К. Роджерс. В 1963 г. президент ассоциации гуманистической психологии Д. Бьюдженталь сформулировал пять основных постулатов гуманистической психологии:

1. Человек как целостное существо превосходит сумму своих составляющих (иначе говоря, человек не может быть объяснен в результате научного изучения его частичных функций);

2. Человеческое бытие развертывается в контексте человеческих отношений (иначе говоря, человек не может быть объяснен своими частичными функциями, в которых не принимается в расчет межличностный опыт);

3. Человек сознает себя (и не может быть понят психологией, не учитывающей его непрерывное, многоуровневое самосознавание);

4. Человек имеет выбор (человек не является пассивным наблюдателем процесса своего существования: он творит свой собственный опыт);

5. Человек интенциален (человек обращен в будущее, в его жизни есть цель, ценности и смысл).

Многие исследователи отмечают, что путь образования научной платформы гуманистической психологии «не типичен для становления научных школ и направлений: до сих пор неясным остается вопрос как о границах Г.П., так и о том, является ли она частью основного потока развития психологической науки или же особым путем, ведущим в ином направлении».

Важнейшей задачей гуманистической психологии было построение принципиально новой методологии познания человека, экспериентальной парадигмы в противовес господствовавшей экспериментальной, заимствованной из позитивизма парадигмы. Этому препятствовал тот факт, что теоретические расхождения между позициями отдельных участников гуманистического движения оказались не меньшими, а даже большими, чем расхождения, разделяющие гуманистическую психологию и бихевиористский или психоаналитический лагерь. Именно поэтому на первом этапе развития Г.П. единственным общим основанием была готовность действовать исходя из неудовлетворенности доминирующим положением бихевиоризма и психоанализа.

Развитие теории самоактуализации прежде всего связывается с именами Абрахама Маслоу и Карла Роджерса, поэтому именно им, их взглядам будет отдано максимум внимания в дальнейшем изложении. Однако в отличие от истории развития теории самоактуализации, о чем можно и нужно прочитать в книгах по истории психологии, в этом разделе представлена попытка изложить современное состояние теории, интегрированное с основными достижениями отечественной и мировой психологии.

Теория самоактуализации (19, 20, 21, 33, 34) представляет собой сложное системное образование, включающее в себя «макро» и «мезо» уровни и частные теории. Наиболее важными, но и спорными, являются следующие:

а) теория самоактуализированной личности как цели развития;

б) теория мотвации, основанная на идее различения бытийных, дефицитарных и мета-мотивов и ценностей;

в) теория пиковых переживаний;

г) теория развития личности, основанная на связи мотивов развития, пиковых переживаний и проблемы выбора оптимального решения;

д) теория терапии, центрированной на клиенте.

Пожалуй, наиболее спорной, но и важнейшей частью этой теории является мета-теория самоактуализации, основанная на идее К. Роджерса о самоактуализации как проявлении глобальной тенденции к актуализации.

Тенденция к самоактуализации, по К. Роджерсу (33, 34), есть проявление глубинной тенденции к актуализации: «Подтверждением этому служит универсальность проявления этой тенденции во вселенной, на всех уровнях, а не только в живых системах… Мы подключаемся к тенденции, пронизывающей всю фактическую жизнь и выявляющей всю сложность, на которую способен организм. На еще более широком уровне, как я уверен, мы имеем дело с могучей созидательной тенденцией, сформировавшей нашу вселенную: от самой крохотной снежинки до самой огромной галактики, от самой ничтожной амебы до самой тонкой и одаренной личности. Возможно, мы касаемся острия нашей способности преобразовывать себя, создавать новые, более духовные направления в эволюции человека… Именно такая формулировка является философской основой личностно-центрированного подхода. Она оправдывает мое участие в жизнеутверждающем способе бытия». Путь роста личности, по Роджерсу, это путь самопреобразования, объективным показателем которого является преобразование «Я-концепции».

Далее мы рассмотрим структурные элементы теории самоактуализации, имя в виду, что они составляют целостность, и далеко не всегда оправданы попытки «отдельного» рассмотрения ее элементов.

В первую очередь нам необходимо получить представления о том, кто такие «самоактуализированные люди», что представляет из себя та цель, к которой гуманистическая психология предлагает стремиться каждому человеку. Это потребует рассмотреть, в том числе, вопрос о понятии «самость» и ее «актуализации».

В «Дальних пределах человеческой психики» Маслоу пишет, что тема самоактуализации не возникла в его жизни как научная: «Началось все с того, что я, тогда еще молодой интеллектуал, захотел понять двух своих учителей, которых любил до обожания, которыми восхищался, которые на самом деле были чудесными людьми. Мне было недостаточно просто обожать их, мне хотелось понять, почему эти два человека так не похожи на других в этом суетном мире». Эти двое — Р. Бенедикт и М. Вертхаймер. Поиск особых черт, выделявших учителей из мира суеты, привел к открытию целого их комплекса: «меня вдруг озарило, что у моих испытуемых есть много общего. С этого дня я мог размышлять об определенном типе человека, а не о двух несравненных людях. Это открытие доставило мне огромную радость». Так личное чувство и переживание стали растворяться в научном поиске, представление о самоактуализации, теоретическая разработка проблемы стали следствием эмоционально окрашенного личного жизненного опыта (о чем много писал С.Л. Рубинштейн): «Во-первых, самоактуализация — это переживание, переживание всепоглощающее, яркое, самозабвенное, с полной концентрацией и абсолютной погруженностью в него. Это переживание, в котором нет и тени юношеской робости, только в моменты таких переживаний человек становится человеком… Ключевое слово здесь «самозабвенность». Как часто нашей молодежи недостает ее, она слишком поглощена собой, слишком осознает себя».

На первом этапе исследования Маслоу выделил три группы самоактуализирующихся людей. В первую группу «весьма определенных случаев» были включены Т. Джефферсон, А. Линкольн, У. Джеймс, Д. Адамс, А. Эйнштейн и Элеонора Рузвельт. Вторая группа была составлена из «весьма вероятных случаев» — это были современники, которым «чуть-чуть» не хватало до самоактуализации. Третья группа «потенциальных или возможных случаев» включала таких представителей как Б. Франклин, У. Уитмен, О. Хаксли.

Всех упомянутых людей объединяет,

во-первых, то, что каждый из них добился большого успеха в той или иной сфере реального социума, мира действительности, а не в борьбе «против» действительности;

во-вторых, этот успех достигнут при жизни, экспертные оценки не противоречат самооценке и совпадают с публичной, социальной положительной оценкой научной, творческой, политической и общественной деятельности упомянутых людей;

в-третьих, этот успех не объясняется никем как результат мучительной борьбы с неврозами и недостаточностью органов, иррациональным зовом и т.п.

Применение метода, близкого к используемому Г. Оллпортом, позволило Маслоу сформулировать признаки, по которым можно выделить самоактуализирущихся людей, те характеристики, в которых проявляется самоактуализация:

1. Более эффективное восприятие реальности.

2. Приятие себя, других и природы.

3. Непосредственность, простота и естественность.

4. Центрированность на проблеме.

5. Независимость: потребность в уединении.

6. Автономия: независимость от культуры и окружения.

7. Свежесть восприятия.

8. Вершинные или мистические переживания.

9. Общественный интерес.

10. Глубокие межличностные отношения.

11. Демократический характер.

12. Разграничение средств и целей.

13. Философское чувство юмора.

14. Креативность.

15. Сопротивление окультуриванию.

Отметим принципиально важный момент: не смотря на то, что первая книга Маслоу, в которой обсуждается самоактуализация, говорит о «personality», что переводится термином «личность», для Маслоу всегда речь идет о целостном человеке, проявляющем в тех или иных обстоятельствах те или иные качества, свойства. Определив эти характеристики самоактуализированной личности (как цели), Маслоу указывает, что путь к самоактуализации (и обретению этих характеристик), не лежит через попытки развивать их «по отдельности». Для него ясно, что путь их достижения человеком пролегает в совершенно иной плоскости. Далее все его внимание переключается на вопросы (1) о тех ресурсах, которыми обладает человек, устремляющийся к цели – «самость»; (2) характеристике пути, который к ней ведет – «самоактуализации».

В книге «Мотивация и личность» Маслоу определяет самоактуализацию как стремление человека к самовоплощению, к актуализации заложенных в нем потенций, проявляющееся в стремлении к идентичности: «Этот термин выражает «полноценное развитие человека» (исходя из биологической природы), которое (эмпирически) нормативно для всего вида, безотносительно ко времени и месту, то есть в меньшей мере культурно обусловлено. Оно соответствует биологической предопределенности человека, а не исторически-произвольным, локальным ценностным моделям… Оно также обладает эмпирическим содержанием и практическим смыслом».

В «Психологии бытия» он пишет: «Уже в самом понятии «самоактуализация» заключается утверждение, что есть некая «самость», подлежащая актуализации». Развитие (полноценное развитие) есть развертывание заложенных в самость задатков. Этот процесс обладает эмпирическим содержанием (его можно обнаружить, описать, исчислить) и имеет практический смысл.

Приведем еще одно определение, данное Маслоу в статье «Critique of Self-Actualisatioin» (1959): «самоактуализацию можно было бы определить как такое развитие личности, которое освобождает человека от дефицита проблем роста и от невротических (или инфантильных, или воображаемых, или «ненужных», или «ненастоящих») проблем жизни. Так, что он может обратиться к «настоящим» проблемам жизни (сущностно и предельно человеческим проблемам, неустранимым «экзистенциальным» проблемам, у которых нет окончательного решения), — и не только обратиться, но и устоять перед ними, и взяться за них. То есть самоактуализация — это не отсутствие проблем, но движение от преходящих или ненастоящих проблем к настоящим проблемам».

Приведем этимологическое определение термина «самоактуализация». Самоактуализация (the self-actualization) —термин, производный от первого корня «self» и второго корня «act». «Оксфордский словарь современного английского языка для студентов» (Москва–Оксфорд, 1984) дает этим корням следующие значения:

1) the self — person’s nature, special qualities; one’s own personality: my former self, myself as I used to be, - сущностные личные свойства и качества;

2) act — to do something; action-process of doing things; - поступок, подвиг, деятельность, имеющая вещественный результат; происходит от латинского корня «actus» — что значит поступок, деятельность. Производными являются: actuate - приводить в действие, мотивировать; actualization – осуществлять на практике задуманное.

Термин «self» превращает объективное местоимение в рефлексивное (ср. her и herself). Рефлексивное местоимение означает, что объект, на который направлено действие, и субъект этого действия совпадают (например, «он облил себя»). В этом смысле «self» означает личность, одновременно совершающую действие и претерпевающую его. «Self» так же используется как приставка в обозначении тех видов деятельности, тех типов активности, в которых объект есть тот же самый, что и субъект, агент. Например, «self-love» — любовь к себе; «self-promotion» — самопродвижение; «self-actualization» —самоактуализация.

В предисловии к «Психологии бытия» Маслоу пишет: «Похоже, что слово «самость» сбивает людей с толку, и все мои определения и эмпирические описания зачастую оказываются бессильными перед лингвистической привычкой увязывать «самость» сугубо с «самостоятельностью» и автономией, а то и с «эгоизмом»».

Он не дает строгого определения «самость». В работе «Психология развития и самоактуализации: основные допущения» так очерчивается понимание «самости»:

1. 1. Каждый из нас обладает определенной внутренней природой, которая является инстинктообразной, изначальной, данной, «естественной», то есть последовательно детерминированной.

2. 2. Предпосылки «индивидуальной самости» складываются «весьма рано». Это скорее «сырой материал», чем готовый продукт». «В эту сущностную природу я включаю инстинктоидные основные потребности, способности, таланты, анатомию, физиологическое равновесие или уравновешенность темперамента, предродовые и натальные травмы, получаемые новорожденным. Эта сердцевина проявляется в форме естественных склонностей, пристрастий или внутренних убеждений… Этот сырой материал очень быстро начинает превращаться в «Я», когда он сталкивается с внешним миром и начинает с ним взаимодействовать».

3. 3. Все это потенциальное возможности, а не реальные окончательные состояния. Они должны наблюдаться в развитии. Они формируются или подавляются экстрапсихическими факторами. Эта сердцевина скорее слаба, чем сильна. Она легко подавляется или загоняется внутрь. Подавленная самость действует бессознательно.

4. 4. Самость содержит как общевидовое, так и индивидуальное.

5. 5. Самость раскрывается посредством самонаблюдения и психотерапии.

6. 6. Не «используемые» элементы самости действуют бессознательно. «Подавленное» остается действенной детерминантой мышления и поведения.

О понятии «самость».

Понятие «самость» (the Self), - широко применяется, но еще шире, по-разному истолковывается разными авторами в различных теориях. Дополнительная путаница вносится переводчиками, в силу личного видения и пристрастий вносящими дополнительные сложности в понимание самости.

В той историко-философской традиции, которой следует автор, понятие «самость» есть один из современных вавриантов разработки представлений о сущности биологической активности жизни, для определения которой в религиозно-философских концепциях древней Индии использовался термин Атман. Г.М. Бонгард-Левин (2000) пишет, что хотя смысл слова Атман до сих пор вызывает множество споров, но точнее всего, по-видимому, он передается возвратным местоимением типа русского «сам» или английского self: «Атман – это то собственное, свое, в чем выражена сущность живого организма. На ранней стадии развития ведийской мысли представление об Атмане не имело сугубо идеалистического акцента. Он ассоциировался с биологической активностью жизни, уходящей корнями еще в неорганическую природу и становящейся все более сложной и многообразной по мере эволюции от растений и животных к человеку… По существу, это как бы обобщенное выражение эволюции вселенной, от стихий через растительный и животный мир к человеку. Только ему доступны речь и разум. Он выступает как естественная цель всего процесса движения бытия, в нем заложены и те неизвестные пока возможности, которые раскроются в будущем» (с.102-103). В «Катха-упанишад» идея Атман развивается, и в знаменитой аллегории индивида как колесницы он уже занимает строго определенное место в иерархии начал человека: способности восприятия (индрии); объекты восприятия (вишая); менталитет (манас); «интеллект» (буддхи); «великий Атман» (атма махан); непроявленное (авьякта, ср. прадхана, пракрита); и, наконец, чистый субъект – Пуруша.

В истории психологии приоритет использования понятия The Self принадлежит У.Джеймсу, который считал самостью «то постоянство личности, которое каждый из нас обнаруживает каждый раз, когда просыпается». Он выделяет три «уровня» самости:

1)материальный — это то, что мы отождествляем с собой, включая не только тело, но и дом, семью, друзей. «В самом широчайшем возможном смысле самость человека — это все, что он может назвать своим, не только его тело и психические способности, но и одежда, дом, книги, жена и дети, его предки и друзья, его репутация и работа, земли и лошади, яхта и счет в банке. Все эти вещи дают ему сходные эмоции. Если все это растет и процветает, человек чувствует себя ликующим; если они убывают, он чувствует себя поверженным, — не обязательно в равной мере по отношению к каждой вещи, но похожим образом по отношению ко всему этому».

2) Социальный — «это признание, которое он получает от окружающих». Это любая роль, которую вольно или невольно принимает человек. Понятие «социальная самость» Джеймс связывает с конкретной социальной ролью и теми элементами, которые вокруг этой роли кристаллизуются. Поэтому «самостей» социального уровня может быть больше одной. Если это произошло, то наилучшая стратегия заключается в том, чтобы оставить только одну и вокруг нее организовать свою жизнь.

3) Духовная самость — это внутренне субъективное бытие человека. Это активный элемент в сознании. «Это вместилище интереса — не приятное или болезненное, но удовольствие или боль как таковые, а то в нас, к чему обращаются удовольствие или боль, приятное и болезненное. Это источник усилия и внимания, место, откуда исходят решения воли».

Джеймс не проводит четких границ между уровнями самости, например, духовная самость — это не чисто духовный феномен, «все наше чувство духовной активности, или то, что обычно так называют, в действительности — ощущение телесной активности, природу которой большинство людей не замечает». Нет и четких границ между личностью и «космическим сознанием»: «Из моего опыта… догматически вытекает определенное заключение… существует континуум космического сознания, в котором наша индивидуальность лишь создает случайные заграждения, и в котором наши отдельные умы растворяются как в материнском».

Личность, по Джеймсу, возникает во взаимодействии «инстинктивной» и «привычной» (культурно обусловленной) граней сознания, организуемом волевыми аспектами личности. Патологии, персональные различия, стадии развития, тенденции к росту и все остальное — это реорганизация основных строительных блоков, предоставленных природой и утончаемых эволюцией.

Итак, по Джеймсу, самость — это то, что я ощущаю «моим», это моя социальная роль (роли), это мой личный источник активности, воли, внимания. Джеймс полагает, что цель человека — личная эволюция, самосовершенствование, рост. Устремленные к идеалам, мы собственными усилиями, на основе свободы воли, трансформируем мир, совершенствуясь при этом сами.

А.Адлер считал не совсем корректным вопрос о «Я». С точки зрения индивидуальной психологии вполне достаточно социально приемлемой интерпретации «Я» самим индивидом. В то же время Адлер считает таким образом трактуемое «Я» — центральным элементом всей жизненной стратегии личности и ее «жизненного стиля». Элементом, наиболее близким по своему смыслу к самости в концепции Адлера является «творческая сила Я» (в некоторых переводах — творческое Я). М.Ярошевский (1997) подчеркивает, что эта идея о «творческом Я», которое представляет собой «индивидуализированную систему, которая может менять направление развития личности, интерпретируя жизненный опыт человека и придавая ему жизненный смысл», является важнейшим вкладом Адлера в психологию. Более того, Адлер полагает, что «Я» само предпринимает поиски такого опыта, который может помочь человеку в осуществлении его собственного, уникального стиля жизни. Творческая сила Я в индивидуальной психологии не является ни генетически обусловленной, ни интериоризированной из среды. Это эмерджентное свойство, приобретаемое человеком в борьбе с недостаточностью органов, сложившимся в детстве «жизненным стилем», «комплексом неполноценности». Эта борьба происходит в решения проблем любви, дружбы и работы, то есть в повседневной практике жизни, в активном взаимодействии с социумом. Обретаемая в борьбе, творческая сила Я делает жизнь человека индивидуальной и неповторимой, позволяет вместо фиктивных целей ставить перед собой реальные. Это, в свою очередь, позволяет расти и развиваться в направлении к не знающему пределов «совершенству».

К.Юнг рассматривал «самость» как архетип. Архетип — это первичный образ, комплекс, существующий в коллективном бессознательном, с которым связана психика человека от рождения. Метафорически говоря, архетип - это генетическая память, это след, оставшийся в каждом из нас от далекого прошлого человечества. Можно сказать, что архетип — это психическое содержание, не имеющее своего источника в жизненном опыте отдельного индивида, это фактор упорядочивающий, детерминирующий способ понимания: «Архетип — это типичные способы понимания, и где бы мы ни встретили единообразно и регулярно повторяющиеся способы «понимания», мы имеем дело с архетипом, независимо от того, распознается его мифологический характер или нет». По теории Юнга архетип имеет такое же отношение к психическому, как инстинкт — к телесному. Архетип является регулятором психической жизни, он узнаваем через внешние поведенческие проявления. От первичного состояния, в котором человек помимо своей воли и сознания управляется архетипами, он может вырасти, путем индивидуации (которую следует понимать как само-строительство), до состояния, в котором он осознает наличие архетипов и использует их для достижения высших целей жизни. Самость — это архетип целостности, символ полноты человеческого потенциала и единства личности.

В теории Юнга самость — это центральный, наиболее глубинный архетип, прежде всего побуждающий человека к развитию и росту. В первой половине жизни психика состоит из энергетически «заряженных» комплексов. «Эго» является лишь одним из них, сознание является «островковым, инсулярным». Поэтому действие самости проявляется в смутном беспокойстве, чувстве неудовлетворенности, снах о будущем. В дальнейшем самость становится символом, указателем в пути, но открытие ее не является главной целью. Уровень развития, к которому должен стремиться человек, определяется личностями Иисуса и Будды. Развитие и рост — задача всей жизни, требующая сознательного морального выбора, усилий до самого ее конца и на пределе возможностей. Процесс индивидуации проявляется в самоосознании, которое в переводе трудов Юнга на английский язык было передано термином самореализация. Самоосознание в процессе индивидуации на символическом плане соответствует строительству целостного неделимого сознания из отдельных комплексов на другом, психическом.

В отечественной философии и психологии понятие «самость» использовалось философами С. Франком, А. Лосевым, П. Флоренским, психологами Д.А. Леонтьевым, И.С. Коном.

Подводя промежуточный итог, следует уточнить соотношение между понятиями самоактуализация и самореализация. Реализация (realization), в истолковании Оксфордского словаря современного английского языка для студентов (1984) — это, прежде всего, осознание, мыслительная (когнитивная) деятельность. Актуализация (actualization) — имеет значение деятельности как процесса, трату сил (от латинского корня actus — поступок), имеющую вещественный результат.

Понятие «самореализация» означает, таким образом, мыслительный, когнитивный аспект деятельности, теоретическую деятельность, работу на внутреннем плане. Самореализация проявляется в построении и корректировке, перестройке «концепции Я», включая «идеальное Я», картины мира и жизненного плана, осознании результатов предшествующей деятельности (формирование концепции прошлого).

Понятие «самоактуализация» означает практический аспект деятельности: поступки и действия, направленные на выполнение жизненного плана. Ее особенности заключаются в том, что, во-первых, каждый ее акт (конечное число действий) должен завершиться каким-то конкретным, описуемым результатом (самоизменением, обретением той или иной компетентности). Вторая особенность этой деятельности состоит в том, что объект, на который направлена деятельность и субъект этой деятельности совпадают (действие направлено на самого себя, на самопреобразование). Третья особенность заключается в том, что формула «I did it myself» помещает в центр внимания то, что субъект как источник активности, может сделать сам, без опоры и помощи со стороны других; к полученному результату (the thing) другие субъекты непричастны.

Самоактуализация и самореализация оказываются, таким образом, двумя неразрывными сторонами одного процесса, процесса развития и роста, результатом которого является человек, максимально раскрывший и использующий свой человеческий потенциал, самоактуализировавшаяся личность.

В отечественной психологии, которая длительное время могла использовать термины «самость», «субъект» преимущественно в разделах, посвященных критике зарубежной и идеалистической психологии. В деятельностном подходе отечественной психологии, разрабатываемом А.Н. Леонтьевым и его школой, деятельность, направленная на саму себя, то есть на самопреобразование, рассматривалась как «специфический вид деятельности по порождению личностных смыслов» (Б.С. Братусь, Ф.Е. Василюк и другие). При этом речь шла о способности человека самому порождать мотивы своей деятельности, ставить перед собой задачи, исходя из собственных потребностей, и решать их. Развитие этого процесса позволяет в перспективе от отдельных, несвязанных личностных смыслов перейти к созданию в индивидуальном семантическом пространстве целостного образа собственной жизни, принять его как осуществимый (в акте веры, т.е. поверив в осуществимость), и действовать во имя реализации этого принятого образа будущего. Ф.Е. Василюк, рассматривая проблемы преодоления человеком кризисной ситуации, отмечает, что эмоциональное переживание, сопереживание близких и родных, какими бы сильными и полными они не были, не ведут к решению. Так же анализ ситуации, ее обдумывание не ведет к решению проблемы и преодолению трудностей, а только к ее лучшему осознанию. Подлинное же решение, по Ф. Василюку, состоит в особого рода деятельности, которая заключается в создании нового смысла, в «смыслопорождении», «смыслостроительстве». В этом случае результатом внутренней работы становится приобретение человеком нового личностного смысла, позволяющего действовать.

Близкий к Маслоу и Роджерсу подход к определению «нормального» развития человека предлагает в отечественной психологии Б.С. Братусь: «Нормальное развитие – это такое развитие, которое ведет человека к обретению им родовой человеческой сущности. Условиями и одновременно критериями этого развития являются: отношение к другому человеку как самоценности, как к существу, олицетворяющему в себе бесконечные потенции рода «человек» (центральное смыслообразующее отношение); способность к децентрации, самоотдаче и любви как к способу реализации этого отношения; творческий целетворящий характер жизнедеятельности; потребность в позитивной свободе; способность к свободному волепроявлению; возможность самопроектирования будущего; вера в осуществимость намеченного; внутренняя ответственность перед собой и другими, прошлыми и будущими поколениями; стремление к обретению сквозного общего смысла своей жизни». Б.С. Братусь особенно подчеркивает, во-первых, что речь идет о «движении, полном риска», и, во-вторых, что речь идет о развитии человека, а не личности. По мнению Б.С. Братуся необходимо развести понятия о психическом здоровье и «личностном здоровье»: человек может быть психически здоровым (обладать хорошей памятью и рациональным мышлением, руководствоваться осознанными мотивами, быть деятельным и волевым в достижении своих целей и умело избегать неудач); и в то же самое время он может быть личностно ущербным: не считаться с ближними, использовать других как инструменты достижения личных целей и т.п. Б.С. Братусь так пишет о тенденциях современного общества: «надо признать, что для все большего количества людей становится характерным именно этот диагноз: «психически здоров, но личностно болен» (5, 29).

Отдельные практические акты стремящегося к самоактуализации человека вызывают необходимость осмысления им полученных результатов и их последствий. Теоретический анализ, осознание, которое является актом самореализации, приводит к корректировке представлений о себе, представлений о мире и изменению в «жизненном плане», что К. Роджерс описывает в терминах конгруентности. Начиная с какого-то времени, самость, которая в плоскости самореализации может рассматриваться как система представлений человека о самом себе, может выступать реальным «организатором» активности человека, результатом которой является изменение не только психическое, но и физическое, что может служить основанием представлений и понятий «самодетерминация», «самоопределение». Молодой человек, стремящийся стать музыкантом (концепция идеального Я), например, путем многочасовых систематических занятий, используя свои «телесные» и волевые ресурсы, способствует формированию определенных межклеточных связей и внутриклеточных изменений, нейрофизиологических, функциональных систем, лежащих в основе представлений о навыках, умениях и способностях, изучение которых доступно в плоскости «позитивных» медико-биологических наук и представлений. В этом примере видно активное влияние теоретических представлений на физическое развитие человека, проявление «само-строительства».

Карл Роджерс, разработавший терапию, центрированную на клиенте (7, 33, 34) считал, что люди используют свой опыт, свою жизнь для определения себя, очерчивания себя. Каждый человек обладает своим индивидуальным и неповторимым «полем опыта», которое включает в себя события, восприятия, ощущения, воздействия, часть которых может и не вполне осознаваться человеком. В «поле опыта» находится самость, которую не следует рассматривать как устойчивую сущность, анатомический объект. Прежде всего это само-представление, само-оценка. Она формируется у человека с детства в общении с родителями, учителями, друзьями. Проблема заключается, по мнению Роджерса, в том, каким образом человек выбирает из множества противоречивых мнений о себе то, которое считает истинным. Он пишет: «Мы имеем дело не с медленно растущей сущностью или постепенным, шаг за шагом, научением… результат, очевидно, является гештальтом, конфигурацией, в которой изменение изначального аспекта может полностью изменить фигуру. Самость — это организованный и связный гештальт, постоянно находящийся в процессе формирования по мере изменения ситуации, путем непрерывного процесса осознания…Хорошая жизнь — это процесс, а не состояние бытия. Это направление, а не предназначение». Для хорошей жизни человеку требуется еще и «идеальная самость» — это представление о том, кем человек хотел бы быть. Эта идеальная самость — тоже гештальт. Роджерс справедливо считал, что если идеальная самость сильно отличается от реальной — то это препятствие к росту. Надо стремиться к естественности, принимать самих себя такими, какие мы есть. Желательно стремиться к конгруэнтности, то есть к минимизации разницы между реальным опытом жизни и вербальной оценкой этого опыта. Под тенденцией к самоактуализации Роджерс понимает 1) движение к конгруэнтности, адекватному восприятию мира, 2) движение к реалистическому функционированию, адекватному восприятию себя в мире. Тенденция к самоактуализации — единственный мотив, постулированный в теоретической схеме Роджерса.

Процесс самоактуализации необходимо рассматривать не с позиции «абстрактного наблюдателя», не с позиции абстрактных «высших достижений» и их теоретических критериев, медико-статистических представлений о норме и аномалии, этот процесс доступен пониманию только с позиции здесь-и-сейчас присутствующего человека, осознающего «вызов» действительности. Самоактуализация может и должна рассматриваться и описываться «изнутри» жизни человека, с его точки зрения, как определенный, сознательный выбор цели. И видится она с этой точки как определенная последовательность эпизодов, ситуаций, в каждой из которых «Я» сталкиваюсь с определенными проблемами, принимаю вызов, и, по мере решения проблем, совершенствуюсь, развиваюсь, сознательно выбираю для себя еще более трудные (но соответствующие наличной самости, реалистические) проблемы, или деградирую не принимая вызовов, отказываясь от решения проблем или выбирая те, которые не соответствуют моей «самости». В этом случае, не находя своевременно решения, «Я» так же неизбежно прихожу в результате к столкновению с более трудными проблемами, но иного, «невротического» качества, решение которых будет вынужденным, сузит возможности моего самоопределения, потребует психологической или медицинской помощи.

Маслоу подчеркивает, что выбор в пользу роста, в направлении самоактуализации должен осуществляться человеком в каждой ситуации выбора. Любой отказ от усилий по полной реализации потенциала чреват возникновениями патологии или даже метапатологии. Предполагается, что отказ от развития приводит человека к нервным, психическим расстройствам, чреватым инволюцией, «свертыванием» отдельных способностей. Нарастание инволюционных тенденций, вовлечение в процессы инволюции отдельных регионов и стран чревато угрозой деградации для цивилизации в целом.

В последнее время получили новый импульс теории, пытающиеся объяснить все многообразие жизни исходя из одного закона или принципа, который объявляется универсальным, в духе «атомов» Демокрита или «идей» Платона. К чему приводят подобные попытки, и что лежит в основе развития подобных объяснительных концепций, мы покажем на следующем примере.

Концепция «инволюции» основывается на «законе необратимости морфологических изменений» Долло, сформулированном в 1893 г., и утверждающем, что живое существо, потерявшее однажды признаки, характеризовавшие его в прошлых поколениях, никогда не обретает их вновь. Многообразие видов жизни эта концепция объясняет так: предполагается, например, что змеи — это потомки ящерообразных, которые в свое время утратили сначала конечности, а затем и отделы мозга, отвечающие за формирование и управление этими конечностями. Эти отделы теряются необратимо: живое существо, ящерица, деградируя, перерождается в принципиально другой вид организма — змею. Далее вследствие регресса змея превратится в примитивное червеобразное, у которого будут отсутствовать органы зрения, слуха и т.д. В дальнейшем такой червяк может перейти к оседлому образу жизни, порождая популяции кораллообразных и т.п. Отсюда открывается путь дальнейшего упрощения многоклеточных существ в одноклеточные. Далее, в этой цепочке прамикробы и правирусы преодолевают зыбкую границу между «живой» и «неживой» природой, порождая минералы и кристаллы.

Основной закон инволюции звучит так: чем ниже спускается живое существо по лестнице инволюции, тем больше численность популяции и шире ареал расселения. Предполагается, что у высших живых существ инволюция происходит преимущественно за счет деградации индивидуального мозга. У низших существ роль «мозга» берет на себя «групповое сознание», которое заботится об интересах каждого входящего в популяцию индивида. И оно так же упрощается.

Судьба человечества в этой концепции описывается как сочетание индивидуальной деградации и группового вырождения. На протяжении веков этот процесс развертывается неравномерно. Некоторые бурно деградирующие группы людей в определенных экологических и исторических нишах отпадали от рода человеческого и превращались в племена человекоподобных существ — гоминидов. А уже из них — в обезьян. Чем ниже находится на лестнице инволюции живое существо — тем быстрее деградирует оно как вид. «В зависимости от среды обитания изменялась их морфология. Развивались пальцы стопы, появилась пятая рука — хвост, в общем, все — для успешного лазания по деревьям. Постепенно, в зависимости от условий, племя обезьян вырождалось в хороших прыгунов и здесь высокий рост и «передние доли мозга» явно были ни к чему. Эти небольшие зверьки, прыгая с ветки на ветку, отрастили у себя на конечностях перепонки, и уже могли перелетать с дерева на дерево. От них-то и берет свое начало первое поколение птиц» (Витальев В.).

Философское обоснование концепций инволюции и вырождения предполагает, что физическая деградация идет рука об руку с деградацией в духовной сфере. Общая схема развертывания процесса исторической деградации выглядит следующим образом (Тихонравов Ю., 1998):

1. 1. Естественная жизнь — человек делает только то, на что его толкают внутренние и внешние природные силы;

2. 2. Кризис естественности — давление природных сил ослабевает, провоцируя формы собственной активности человека;

3. 3. Религиозная жизнь — человек пытается делать только то, что имеет смысл;

4. 4. Кризис религиозной жизни — смысл «растворяется», перестает соответствовать жизни человека;

5. 5. Моральная жизнь — человек пытается поступать «хорошо» не зависимо от смысла поступка;

6. 6. Кризис морали — моральное чувство перестает быть ясным и отчетливым;

7. 7. Традиционная жизнь — человек пытается делать только то, что принято;

8. 8. Кризис традиции — обычай приходит в противоречие с интересом;

9. 9. Правовая жизнь — человек делает только то, что не запрещено властями;

10. 10. Реальная (экономическая жизнь) — человек делает только то, в чем видит непосредственную выгоду для себя.

Ю.В.Тихонравов считает, что на этой фазе, соответствующей сегодняшнему дню, возможности развертывания человеческого духа исчерпаны и исчезает основа для человеческой активности. Все мировоззренческие установки уже известны и имеют свою «традицию», базирующуюся на жизни относительно стабильных групп. Энтузиазм уже исчерпан, так как каждая мировоззренческая идея уже «прошла свой кризис и приелась своим сторонникам». Человеку остается лишь выбор между а) безумием и самоубийством и б) тихим истощением. «Неумолимо растет число людей, безумно стремящихся к осуществлению своего произвола. Дух, закованный в трансцендентальную схему, неизбежно идет к своей смерти, а вместе с ним, к своей смерти идет и организованное общество. Когда в обществе остаются только политики, то есть люди с хаосом внутри и безумной волей к власти, начинается война всех против всех. Гибнет не только духовная, но и материальная культура. Человек ослабляется не только как индивид, но и как организованный вид. И он либо гибнет в столкновении с чужаками, либо самоистребляется» (Тихонравов Ю. М).

Единственным «выходом» в пределах вида человека как такового, Ю.Тихонравов считает «тотальную эстетизацию» — сохранение целесообразности за счет отказа от каких-либо «разумных целей», мир рациональной иррациональности, тупиковый, хотя и прекрасный. Альтернатива видится Тихонравову только в «выходе человека за свои обыденные границы, в том, чтобы превращаться в Бога путем совершенствования».

Изложенная концепция не является в чистом виде «лирическим отступлением», так как попытки синтеза представлений о эволюции материального мира в сочетании с инволюцией мира духовного являются основанием для современных концепций «элитарности», в которых та или иная группа, стремящаяся к власти, собственности, и удерживающая их само-провозглашает себя «элитой», относит себя к скудеющему «сохраняющему» уровень потоку, во всех остальных, не входящих в элиту, находя лишь признаки вырождения и инволюции, что является, например, идеологической основой самооправдания многих современных политиков и групп влияния.

В «Психологии бытия» Маслоу подчеркивает необходимость такого понимания, при котором самоактуализированная личность не представляется бронзовой статуей на центральной площади или обитателем «пантеона», в который могут попасть только очень немногие люди, причем не ранее шестидесятилетнего возраста: «Мы можем определить самоактуализацию как эпизод, или «прорыв», в котором все силы личности чрезвычайно эффективно сливаются воедино, доставляя интенсивное удовольствие, когда человек обретает единство, преодолевая разорванность, больше открыт ощущениям, отличается неповторимостью, экспрессией и спонтанностью, более полно функционирует, обладает большими творческими способностями и большим чувством юмора, способен подняться над эго, более независим от своих низших потребностей и т.д. Во время этих «прорывов» человек становится в большей мере самим собой, лучше реализует свои потенциальные возможности и приближается к самому сердцу своего Бытия, становится более полноценным человеком».

«Пиковое переживание», свидетельствующее о самоактуализации и завершающее каждый ее эпизод, есть, прежде всего, эмоциональное проявление самооценки, причем неформальной, истинной, не дающей свершиться самообману, не позволяющей ввести себя в заблуждение даже авторитетным внешним источникам или манипуляторам. Это оценка истинности и правильности именно своего решения и поступка в данной ситуации, своего решения проблемы, последствий этого события для своей дальнейшей жизни. К Роджерс, в работе «Несколько важных открытий», первым из них отмечает: «Я могу доверять моим переживаниям…Если переживание воспринимается как нечто ценное, то оно достойно того, чтобы существовать. Иначе говоря, я понял, что мое целостное организмическое чувство ситуации более достойно, чем мой интеллект».

В «Дальних пределах человеческой психики» Маслоу пишет, что «критерием, по которому можно судить о продвижении в правильном направлении, являются пиковые переживания, они же являются и наградой самоактуализирующейся личности». Интенсивность, глубина и продолжительность этих переживаний играют важную роль. Маслоу пишет: «на мой взгляд, здоровые, самоактуализированные люди, не достигшие пределов высшего переживания, живущие на уровне житейского постижения мира, ещё не прошли весь путь к истинной человечности. Они практичны и эффективны, они живут в реальном мире и успешно взаимодействуют с ним. Но полностью самоактуализированные люди, которым знакомы высшие переживания, живут не только в реальном мире, но и в более высокой реальности, в реальности Бытия, в символическом мире поэзии, эстетики, трансценденции, в мире религии и ее мистическом, очень личном, не канонизированном значении, в реальности высших переживаний».

Каждый эпизод самоактуализации благодаря пиковым переживаниям становится осмысленным и важным в контексте целостной жизни человека, размышления и действия обретают единство и завершенность. Пиковые переживания дают концептуальную основу для теоретического выделения эпизода, части из непрерывного целого, которым является жизнь, способствуют формированию концепции прошлого; тому, кто достиг этого уровня, уже нет причин искать причины неудач в событиях детства или взаимоотношениях с родителями. Даже опыт боли, неудач, ошибок становится возможным воспринимать и интерпретировать как имеющий специфическую ценность элемент пути к самоактуализации. Человек, достигший самоактуализации хотя бы в нескольких эпизодах своей жизни, оказывается в состоянии коренным образом пересмотреть все свои представления о прошлом, взгляд на себя и свои возможности в настоящем, и построить реальные планы на будушее.

О самоактуализации можно говорить на каждом возрастном этапе развития человека. Акт самоактуализации можно увидеть, например, в овладении ребенком определенным навыком (скажем, езды на велосипеде), в овладении подростком техникой игры на гитаре, в овладении школьником определенной суммой знаний, достаточной для успешного поступления в ВУЗ. В каждом случае речь идет о том, что все более продолжительные усилия человека в какой-то момент приводят к осознанию: Я умею! Я знаю! Долго накапливаемые упорным трудом количественные изменения приносят одномоментно проявляющееся новое качество, характеризующее себя в практике жизни как определенная социальная или личная компетентность. Такого рода осознание приносит и пиковые переживания, и положительную оценку взрослых, родителей, экзаменаторов. При развертывании процесса жизни становится не столь важным, является ли это достижение наивысшим, важна реальная достижимость. На практике такое понимание самоактуализации позволяет не только пожилым людям не пытаться «любой ценой» отстаивать завоеванные на предыдущем этапе жизни «высокие» позиции, а при неудовлетворенности или чувстве пресыщения - осваивать новые области применения своих сил, в том числе новые профессии. В последнее время появились и быстро развиваются специальные программы обучения новым профессиям для людей, которые волей тех или иных обстоятельств (болезнь, возраст) лишились возможности продолжать привычную профессиональную деятельность.

О самоактуализации возможно говорить и в том случае, когда социальная значимость деятельности и ее результатов прямо не просматривается: женщина, например, может посвятить себя главным образом воспитанию детей и внуков, что может приносить ей и пиковые переживания и любовь ближних как высшую оценку.

Теория мотивации А. Маслоу широко представлена во всех учебных пособиях по истории психологии и общей психологии, поэтому отметим лишь те идеи, которые лежат в основании знаменитой «пирамиды».

Прежде всего отметим, что теория Маслоу основана анализе распространенных в то время психоаналитических теорий мотивации, и на попытке интеграции их с теориями и идеями К. Левина, С. Халла, и Б. Зейгарник. Так, бихевиорист и ассоцианист С. Халл, для объяснения осмысленного и целенаправленного поведения, включил «стимулы целей и потребностей» как важные элементы в «паттерны стимула, которые считаются причиной реакции». Тем самым имеющееся в опыте достижение цели, удовлетворившее потребность, формирует «намерение» повторить ее достижение, по типу условного рефлекса. Осмысленное поведение, направленное на достижение цели в этой теории связывалось с накопленным и закрепленным прошлым опытом. К. Левин опубликовал в 1940г. в США теоретическое, в терминах «теории поля», обобщение результатов своих совместных с Б.В. Зейгарник исследований 1924-26г.г. «по ассоциации и измерению силы воли». По этой теории намерение достичь определенной цели вызывает определенное напряжение внутри организма. Это напряжение затрагивает не только физиологическое системы организма, но и вызывает размышления о предстоящем действии, затрагивая мышление и память. Была выявлена особая группа «квазипотребностей», потребностей «не имеющих биологического смысла», наличие которых, по мнению К. Левина, выделяет человека из природы (известный психолог Гельб по этому поводу афористично говорил, что «биологически бессмысленное действие может осуществить только человек»). Одновременное действие в настоящем времени различных потребностей и «квазипотребностей» (связанных более с мышлением, желаниями, фантазией), вызывает сильные эмоциональные напряжения и переживания в организме. При этом обычно сила потребностей в среднем значительно превышает силу квазипотребностей, в силу чего они удовлетворяются в первую очередь. Дополнительное исследование Зейгарник и Мэрроу показало, что сила квазипотребностей зависит от личной вовлеченности испытуемого в деятельность. При наличии личной заинтересованности сила квазипотребностей в среднем превосходит силу физиологических потребностей; незавершенная деятельность, направленная на удовлетворение квазипотребности сохраняет потенциал, силу напряжения, требующие двигаться к достижению цели: то есть неудовлетворенные потребности и квазипотребности имеют тенденцию становиться доминирующими.

Итак, главной мотивирующей силой является сила испытанного человеком в его собственном опыте переживания. Переживания человека, удовлетворившего голод и жажду, за крайне редким исключением, носят принципиально иной характер, нежели переживания человека, получившего признание и уважение в коллективе, познавшего радость во взаимной любви и воспитании детей. Переживания, связанные с получением удовлетворения от употребления в пищу черной икры или черепахового супа, доставленного самолетом из Парижа, имеют выраженную тенденцию резко снижаться по интенсивности с каждым следующим актом, в отличие от переживаний, связанных с открытием ценностей Бытия. Испытанное в личном опыте переживание высокого порядка изменяет жизнь человека. Конечно, если социальные условия обрекают человека на борьбу за физическое выживание, то более «высокие» переживания, скорее всего, ему будут просто незнакомы, и идеи, связанные с ними, не будут мотивирующими. Любая потребность, в том числе чисто физиологическая, имеет свою «теоретическую», идеальную представленность в сознании, индивидуальном семантическом пространстве человека. Так, потребность в еде, связанная с чувством голода, имеет представительство в памяти в связи с имевшимися в прошлом опытами насыщения. Ощущение голода активирует поиск оптимального способа его удовлетворения с учетом данных памяти и наличных возможностей. Маслоу строит первые четыре «этажа» своей «пирамиды» исходя из распространенных теорий мотивации, надстраивая пятый в связи с идеей самоактуализации. Из теории Маслоу прямо следует, что те пиковые переживания, которые дарит человеку достижение самоактуализации, являются наиболее сильными и ценными, по сравнению со всеми другими. Именно поэтому идея достижения самоактуализации должна была приобрести самостоятельную и наивысшую мотивирующую силу. Маслоу считал, в духе чикагской школы, что человек в состоянии сам, сознательно выбирать мотивы, в соответствии с которыми в дальнейшем будет действовать. Поэтому он полагал, что человек, удовлетворивший свои дефициентные, Д – потребности, несомненно обратится к поиску более высоких переживаний, связанных удовлетворением Б-потребностей и М-потребностей, необходимо лишь указать ему направление поиска. Свои книги он и считал подобными указателями направления поиска. Считая знание и действие синонимами, по крайней мере в «сократовском смысле», Маслоу полагал, что если мы что-то знаем, то «автоматически и непроизвольно начинаем действовать в соответствии со своими знаниями», и что в этом случае выбор не вызывает внутреннего конфликта и происходит спонтанно.

В фундаментальном труде С.Л. Рубинштейна «Основы общей психологии» (36) переживание определяется как источник человеческого познания и изменения личности. Переживание определяется личностным контекстом жизни индивида, и всегда является переживанием чего-то. Переживание в контексте внутренней жизни личности соотносимо, сопоставимо с событием в контексте исторического ряда событий, бытия в его объективном понимании. Знание, в определенном смысле, производно от переживания, в зародыше содержится в каждом переживании. Приобретая самостоятельное значение в процессе общественно-исторического развития, знание является продуктом научной деятельности конкретной личности. Поэтому «знание, представленное в сознании индивида, является единством субъективного и объективного». Мысли ученого, мыслителя, писателя возникают в ходе его индивидуальной истории, они обусловлены горизонтами личного сознания автора, историческими и социальными условиями, поэтому в полноте эти мысли раскрываются только в «дальнейшем историческом развитии исторического познания. Поэтому автора иногда можно понять лучше, чем он сам себя понимал». Само знание может служить источником, причиной значительных переживаний: таковым было переживание Декарта, когда он впервые представил себе основные очертания развитой им в дальнейшем концепции, пиковые переживания Маслоу. С.Л. Рубинштейн пишет: «Каждый человек, живущий сколько-нибудь значительной внутренней жизнью, оглядываясь на свой жизненный путь, всегда находит воспоминания о таких моментах особенно напряженной внутренней жизни, озаренных особо ярким светом, которые, в своей неповторимой индивидуальности, глубоко входя в его жизнь, стали для него переживаниями. Художники, изображая психологию своего героя, недаром склонны бывают особенно осветить его переживания, т.е. особо значительные моменты его внутренней жизни, характеризующие индивидуальный путь его развития, как бы поворотные пункты его. Переживания человека – это субъективная сторона его реальной жизни, субъективный аспект жизненного пути личности».

Осознание — это не замыкание во внутреннем мире, но всегда соотнесение с внешним миром. С.Л. Рубинштейн признает и выделяет особый вид переживаний — бессознательные переживания, хотя, с его точки зрения, этот вид переживаний — скорее чувство, в котором «переживание не соотнесено или неадекватно соотнесено с внешним миром». К этому виду С.Л. Рубинштейн относит и первое, нарождающееся чувство, и настроение, и то, что Лейбниц именовал «малыми перцепциями», и те поступки, последствия которые не осознаны в плане вытекающих последствий. Поэтому сознание, по С.Л. Рубинштейну, это «всегда — единство осознанного и неосознанного, сознательного и бессознательного, взаимопереплетенных и взаимосвязанных множеством взаимопереходов».

Представление о ключевой роли поворотного переживания для развития человека характерно и для других известных российских психологов. Так, А.В. Петровский и М.Г. Ярошевский пишут, что «изменение личности как целого происходит через «поворотные» переживания. В переживании — основа отношения личности к своему миру… За ним скрыты конфликты и кризисы развития». Возрастное развитие, по Л.С. Выготскому, может быть представлено как история переживаний развивающейся личности. Внутренняя жизнь ребенка, по его мнению, связана с «болезненными и мучительными переживаниями, с внутренними конфликтами», это «психология в терминах драмы», внутренней, незримой. Для внешнего наблюдателя эта драма проявляется в виде капризов, упрямства, негативизма (24, 29, 36).

Отметим, что при изучении человека и его психологических феноменов необходимо использовать три типа данных:

1) «внутренние», интроспективные, характеризующие самоотношение, самооценку человеком себя, как «носителя» данного феномена;

2) «внешние», объективные, получаемые в результате применения тестов, дающие возможность соотнести индивидуальное с социальным по отношению к феномену как понятию, теории;

3) «экспертные», связанные с необходимостью верификации и интерпретации как «внешних», так и «внутренних» данных.

По отношению к позитивным наукам, где наиболее важными, решающими считаются опыт, эксперимент, нормативно-правовая экспертная оценка, «внешние» данные, гуманистическая психология и теория самоактуализации отдают предпочтение «внутренним». Это связано не только с осмыслением такого феномена, как фашизм, когда антигуманизм стал нормой для страны, ее политической и правовой системы, и на какое-то время отстаивание основных общечеловеческих ценностей стало «преступлением», но и в связи с многочисленными фактами «опережения» отдельными творцами, художниками, изобретателями, мыслителями, своего времени. Следование путем самоактуализации не дает человеку никаких гарантий достижения успеха и признания не только в широком социальном контексте (социальный аспект акме), но и в кругу семьи и, даже, близких друзей. История приводит большое число примеров, когда успех и признание приходили со значительным «опозданием» (Мендель, Ван-Гог), в тяжелой борьбе за отстаивание права на свою позицию с родными, близкими, властью (Тимофеев-Ресовский, Вавилов). Только понимание существенной, онтологической ценности свободы выбора таких целей, достижение которых, результат, имеет ценность большую, чем те неудобства и проблемы, которые его обнародование может принести автору, выводит человека в подлинно экзистенциальное Бытие. Именно такую возможность санкционирует теория пиковых переживаний. Именно поэтому не следует путать цель и один из критериев, по которому можно судить о ее достижении. Маслоу советует: «не гонитесь за ними, действуйте в соответствии с высшими ценностями, и в должный час пиковые переживания настигнут вас сами». В этих положениях родство гуманистической и экзистенциальной психологии и психотерапии. В свете вышеизложенного тиражируемое во многих изданиях представление критики отдельных положений гуманистической психологии В. Франклом как радикального расхождения между ними выглядит неоправданным (особенно, если задуматься над сутью различий в представлении о «высших ценностях жизни» и «смысле жизни»).

Говоря о жизненном пути человека, необходимо обсуждать и проблему предела. Является ли достижение самоактуализации конечным пунктом «жизненного путешествия» личности? К чему еще может стремиться человек, достигший успеха, получивший в полной мере признание и в социуме, и в семье, и в мнении экспертов?

Маслоу отвечает на этот вопрос так: «Цель личности (самоактуализация, автономность, индвидуация, «истинная Самость», по определению К. Хорни, подлинность и т.д.) похоже, одновременно является и конечной и промежуточной целью, инициацией, шагом вверх по лестнице к трансценденции идентичности. Можно сказать, что ее функция заключается в самоуничтожении». То есть любое конкретное достижение человек не должен рассматривать как «конечный пункт», более того, не следует фиксироваться на специальном поиске пиковых переживаний, любое достижение должно побуждать к новым свершениям. В своей последней крупной работе «Дальние пределы человеческой психики», он пришел к выводу, что теория самоактуализации может стать основой широчайшей программы переустройства человека и мира. Это и есть концептуальная основа мета-теории самоактуализации, наименее изученной и явно недооцененной.

Маслоу пишет: «Если образование будет способствовать самоактуализации человека, то очень скоро мы будем наблюдать расцвет цивилизации нового типа. Люди станут здоровыми и сильными, они станут хозяевами своей жизни». Эта потенциальная цивилизация описывается Маслоу в терминах «теория У», в отличие от наличной действительности, описываемой им в терминах «теория Х». Ведущей силой в этом преобразовании цивилизации должны стать самоактуализированные люди и психологи – это «старшие братья» человечества, берущие на себя ответственность за «другого человека (других людей) как за своих младших братьев». Отсюда прямо вытекает мысль о том, что достижение человеком самоактуализации как цели своей личной жизни необходимо приводит к тому, что «достигший» ощущает обязанность включиться в борьбу за преобразование жизни в интересах более полного развития всех живущих. Маслоу рассматривал Эупсихею, символизирующую в его произведениях сообщество самоактуализированных людей как дальний предел социального развития, который он описывал в терминах «теория Z»; он насчитал по крайней мере 29 проблем в настоящем, которые предварительно требуется решить на пути движения к этому варианту будущего. Маслоу страстно желал скорейшего наступления этого будущего, и в отдельных статьях, в отдельных фрагментах его работ критики действительно имеют возможность найти элементы «утопизма», но такие элементы содержатся в любом плане при любой степени детализации, в связи с вероятностной структурой всех известных законов и закономерностей. Маслоу откровенно признавал, что в наличной действительности построение Эупсихеи возможно лишь на «необитаемом острове».

В «Дальних пределах человеческой психики», в идее развития общества от «теории Х» через «теорию Y» к «теории Z» можно увидеть контуры смысложизненного учения, основанного на синтезе идей, почерпнутых не только в психодинамических теориях, но и в буддизме, даосизме, контр-культурном движении. Эта идея напоминает мысли Платона о переустройстве общества и роли философов в этом процессе, «религию Человечества» Огюста Конта. Она связана с попыткой воздействовать на общественное развитие через постулирование определенного комплекса идей как относящегося к глубинной, генетически заданной природе человека и открытых научным методом. Санкционированные наукой ценности должны были заменить религиозные, не имеющие научного обоснования, и стать «объектом служения» для человека в интересах его развития. Психология при этом могла бы занять место религии, а психологи и определяемые ими самоактуализированные люди – роль священнослужителей и святых. На практике подобная идея, доведенная до абсурда, была реализована в целях личной наживы Р. Хаббардом, писателем-фантастом с дурной репутацией «сатаниста», в «саентологии», как культе его «науки», и «дианетике», как «научной теории и практике личностного роста». Такого рода построения в научных произведениях связаны с американской практикой, в которой известные ученые, такие как Скиннер, Азимов некоторые гипотезы, касающиеся перспектив воздействия научных открытий на ход развития общества, излагали в форме научно-фантастических романов. Кроме того, Маслоу специально изучал в дзен-буддизме практику «коан», парадоксальных реплик и действий, которыми наставник побуждает ученика к нестандартным размышлениям, новому ракурсу восприятия трудной проблемы. Он пытался специально вставлять в свои статьи и книги, посвященные проблеме самоактуализации подобные коанам суждения, которые должны побудить читателя отступить от клишированного восприятия текста.

Адекватному восприятию «теории Z» мешают и небрежности при переводе, в результате чего понятие «трансцендирование» получило неадекватное толкование. Маслоу предполагал, что самоактуализированные люди «трансцендируют сексуальность» в том смысле, что во взаимоотношениях мужчины и женщины, начиная с определенного момента эротические компоненты взаимоотношений дополняются, а в дальнейшем могут и уступить свое место более высоким, бытийным компонентам, о которых в философии принято говорить как о «филеа», «агапэ». Эротика не отрицается, но занимает свое ограниченное место в более сложном бытийном комплексе взаимоотношений. Переводчики же «Дальних пределов…» не вникая в тонкости различий Б-любви и Д-любви, приписывают Маслоу тезис, что самоактуализированные люди «достигают» транс-сексуальности.

В свете изложенного ясно, что Маслоу противопоставляет непредвзятость и открытость к опыту как «наивность самоактуализированного человека» и «невежественную наивность». При этом он особо подчеркивает «нездоровость» отрицания реального мира: «Такие люди смотрят вокруг и не желают видеть ее. Они презирают ее. Такого рода нездоровье, фантазийное восприятие принимает только «высшее», а «низшему» отказывается даже в праве на существование. Оно нездорово именно потому, что фантазийно, — иначе говоря, отрицательно, по-детски невежественно, не признает знания и опыта».

Критике подвергается и мистические взгляды, характерные для контр-культурного движения: «Обсуждая работы Экхарта, Судзуки… необходимо отметить, что их определение унитивного сознания… отрицает переходящее как таковое. Эти авторы склонны считать истинной реальностью только священное, вечное или божественное, они вплотную приближаются к тому, чтобы отказать миру в реальности». Вывод же таков: «Мир един и единственен, и то, насколько в человеке уживается высшее и обыденное, на самом деле зависит лишь от его способности воспринимать мир с точки зрения вещей высшего порядка и одновременно во всей его обыденности. Прими мы иной подход, и тут же окажемся в ловушке… Мы примем религию в ее потусторонности и сверхъестественности, мы смиримся с ее нездешней, чуждой нам природой, отберем у нее гуманистическую и естественнонаучную составляющие».

В «Дальних пределах человеческой психики» Маслоу рассматривает самоактуализацию в контексте взаимоотношения человека с социумом и психотерапевтической практики. Решительно акцентируя отказ от погони за пиковыми и высшими переживаниями, он предлагает психотерапевтам сделать упор на кропотливую работу «здесь и сейчас», где важным является и мельчайшее достижение, целью является освобождение от патологии, а отнюдь не достижение Нирваны. Он приходит к выводу, что психология должна прежде всего разработать теоретическую основу «новой социальной терапии», предметом которой является оказание необходимой помощи человеку в решении конкретных проблем и задач, стоящих перед ним, связанных с безопасностью, принадлежностью, потребностью любви, уважении и чувстве собственной значимости. Только на основе решения указанных проблем в социальном плане возможен личностный рост и самоактуализация. Этот тезис не следует воспринимать как отказ от «дальних перспектив» развития и роста человека и человечества, в этом необходимо увидеть стратегическую задачу сегодняшнего дня, настоятельно требующую своего решения, в том числе теоретического, во имя обеспечения возможности роста.

Гуманистическая парадигма в психотерапии (7, 10, 33, 34, 40, 42) исходит из представления о том, что

(1) (1) людям свойственно развиваться в «позитивном» направлении, которое характеризуется движением к самоактуализации через рост самоорганизациии и ответственности во всех видах деятельности и отношений, включая самоотношение;

(2) (2) помехи такому развитию заключаются не только во внешних обстоятельствах жизни клиента, но, главным образом, в специфике восприятия этих обстоятельств и самого себя клиентом;

(3) психолог, психотерапевт не могут изменить социальные обстоятельства жизни клиента, тем более не могут «отменить» предельные данности Бытия (смерть, боль, изоляцию, отсутствие заданного извне смысла), но могут способствовать:

(а) более адекватному восприятию клиентом ситуации (путем эмпатического принятия самого клиента в психотерапевтическом процессе общения, рассматриваемом как экзистенциальная Встреча);

(б) само-обучению клиента в терапевтическом процессе принципам выделения в каждой ситуации факторов развития и использования этих факторов для решения проблем и задач реальной жизни;

(в) само-освобождению клиента от давления мистифицированных теоретических схем, закрепляющих у человека представления о фатальности действия прошлого опыта, культурных традиций, и т.п.; способствующих закреплению пассивной позиции по отношению к своей жизни;

(г) пониманию клиентом ценности жизненного опыта даже в ситуациях реальной болезни и тяжелого бремени нерешенных и даже принципиально нерешаемых проблем;

(д) укреплению уверенности клиента в собственных силах (силе «Я»), возможности самостоятельного нахождения и осуществления реалистических решений (движение к самоорганизации, самодетерминации, самоактуализации, индивидуации, само-осуществлению и т.п.). Гештальт-терапевты рекомендуют своим клиентам следующую «молитву»: «Господи! Дай мне терпение перенести все то, что я не в силах изменить; дай мне сил изменить все то, что я могу и должен изменить; и дай мне мудрость всегда отличать первое от второго!»;

(4) психолог, терапевт исходят из ясного представления о том, что терапевтическая реальность в гуманистической психотерапии является «облегченной», по сравнению с жизненной действительностью, поэтому «привыкание» пациента к этой облегченной реальности является стратегической опасностью на пути клиента к росту самостоятельности и опоре на собственные ресурсы, свою самость;

(5) завершением процесса является «экзистенциальное расставание», символизирующее «смерть болезни», безвозвратное возвращение клиента в его самостоятельную жизнь, самостоятельное решение им проблем и задач его собственной жизни; нахождение им оптимального баланса между тем, что он должен «отдавать» обществу, и тем, что он может «получать» для себя.

Процесс самоактуализации и самоорганизация отнюдь не исключают, а предполагают адекватный, синергический баланс между тем, что человек «вкладывает» своими усилиями в развитие общества, социальное развитие, и теми «ресурсами развития», которые предоставляют каждому гражданину социальные, правовые институты общества, та профессиональная деятельность, которой он занят, его близкое окружение. Этот баланс отражает наиболее эффективный способ взаимодействия человека и общества, приносящий максимальный эффект и для личного и для общественного развития. Маслоу пишет и о «внутренней» синергии здорового человека, которая заключается, как это было уже отмечено, в единстве слова, мысли, действия и ответственности; единстве внешнего и внутреннего планов; мыслительной, теоретической деятельности и практической активности. В настоящее время эти идеи развиваются синергетикой, в системном подходе к изучению человека (38).

Вопросы для закрепления и самостоятельного изучения:

• • Чем гуманистическая психология отличается от американской версии психоанализа? В чем сходство этих теорий?

• • Чем гуманистическая психология отличается от культурно-исторической школы психологии?

• • Перечислите основные принципы, на которых произошло объединение психологов гуманистической школы.

• • В чем, по Вашему мнению, различие и сходство гуманистической и экзистенциальной психологии?

• • В чем заключалась критика В. Франклом теории савмоактуализации?

• • В чем сущность концепции К. Гольдштейна и его представления о самоактуализации?

• • Как относился К. Роджерс к идеям религии и философии Китая? Какие идеи он использовал в своей теории?

• • В чем видел А. Маслоу задачи системы образования?

• • Чем «эмпатия» отличается от «симпатии»?

• • Перечислите структурные элементы теории самоактуализации

• • В чем сходство и различие в понимании «самости» Маслоу и Роджерсом?

• • В чем сходство и различие в понимании «самореализации» Маслоу и Юнгом?

• • Что Вам известно о теории мотивации Маслоу и её сходстве и различиях с теорией мотивации в бихевиоризме?

• • В чем сходство и различие между дианетикой и гуманистической психологией?

• • В чем видел К. Роджерс проявление «базовой тенденции с актуализации»?

• • Что Вам известно о значении терминов «синергия» и «синергетика»? Использовал ли А.Маслоу эти термины в своих работах?

• • Что Вам известно о жизни и судьбе А.Маслоу и К.Роджерса?

• • Что Вам известно о значении терминов «Синанон», «Эупсихея»?

• • Расскажите о пиковых переживаниях. Является ли их достижение целью самоактуализирующейся личности?

• • В чем видел Маслоу «дальнюю перспективу» развития человечества; в какой книге и в каких терминах она описывается?

• • Расскажите о психотерапевтических концепциях Маслоу и Роджерса; в чем их сходство, и в чем – различие?

• • Дайте определение самореализации и самоактуализации

• • Кого из отечественных психологов Вы могли бы причислить к школе гуманистической психологии?

• • Как А. Маслоу относился к идеям дзен-буддизма; какие из этих идей он принимал? Какие – подвергал критике и почему?

• • Как А. Маслоу понимал «самость»? Как выглядят эти представления Маслоу с точки зрения современной науки?

<< | >>
Источник: Е.Е. Вахромов. Психологические концепции развития человека: теория самоактуализации. 2001

Еще по теме Теория самоактуализации в контексте гуманистической психологии:

  1. Акмеологический подход в изучении развития зрелой личности
  2. А
  3. С
  4. Гуманистическая психология в контексте эволюции психологических идей ХХ века.
  5. Теория самоактуализации в контексте гуманистической психологии
  6. Проблемы теории и практики самоактуализации
  7. Самоактуализация в контексте жизненного пути человека
  8. Основное содержание работы
  9. ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ
  10. ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ
  11. «Теория установки» Д. Н. Узнадзе
  12. Гуманистический подход
  13. Особенности личности практического психолога как следствие специфики его профессии
  14. Сущность проблемы исследования формирования готовности юношей допризывного возраста к службе в Вооруженных силах
  15. Категориальный аппарат исследования высшего профессионального образования
  16. Акмеологические основы самореализации личности в основных сферах жизнедеятельности человека
  17. Философская концепция человека С. Л. Рубинштейна в контексте гуманистической и позитивной психологии
  18. СЛОВАРЬ ОСНОВНЫХ ПОНЯТИЙ
  19. Основные категории психологии развития
  20. Отрасли, направления, концепции