<<
>>

Факторы, обеспечивающие продуктивное развитие аутопсихологической компетентности госслужащих

Важным методологическим основанием комплексно-целевой программы развития аутопсихологической компетентности явилось положение о единстве внешних и внутренних факторов (С.Л.Рубинштейн).
Факторы продуктивного развития АК являются активными детерминантами и инициаторами процесса становления АК. Их воздействие может оказывать как позитивное, так и негативное влияние на развитие АК. Например, некоторые внутренние факторы (вид психологической защиты, отдельные качества личности) могут оказывать двойственное воздействие на развитие АК: либо инициировать, либо тормозить. Вектор развития в данном случае будет определяться системой значимых условий, создающих фон для действия факторов. Аналогично некоторые внешние факторы (семья, система межличностных связей) также могут либо способствовать, либо препятствовать процессу развития АК.

Базируясь на разработанной концепции продуктивного развития АК, включающей модель, систему, механизмы и технологии развития, а также принимая во внимание результаты проведенных эмпирических исследований, можно выделить систему факторов, влияющих на процесс развития АК на индивидном, личностном, субъектно-деятельностном (профессиональном) и социальном уровнях. Соответственно, были выделены биохимические, конституциональные, общесоматические, нейродинамические, психодинамические, акмеологические и социально-психологические факторы.

Биохимические и конституциональные факторы определяют тип темперамента человека, особенности нервной системы, что является важной стартовой площадкой для разворачивания той или иной стратегии развития АК. Например, каждый из типов темперамента может быть скомпенсирован особой аутопсихологической компетентностью: холерический тип – за счет развития процессов саморегуляции; меланхолический– за счет развития мотивационной сферы; флегматический – за счет усиления гибкости психических процессов; сангвинический – за счет развития когнитивных процессов.

Установлено, что нескомпенсированные типы темпераментов (акцентуированные личности) имеют низкую АК, плохо социально и профессионально адаптированы.

К нейродинамическим факторам относятся: деятельность мозга, функциональная асимметрия мозга, функциональное созревание различных участков мозга, функциональная взаимозаменяемость различных участков мозга.

В данной работе уже говорилось о том, что функциональная асимметрия мозга влияет на развитие познавательных и некоторых личностных структур что в свою очередь определяет стратегии развития АК.

Неравномерность функционального созревания различных участков мозга определяет возрастные особенности развития АК: окончательное формирование лобных долей к 10 11 годам дает возможность развития полноценной саморегуляции, произвольности, что лежит в основе аутопсихологической компетентности.

Функциональная взаимозамещаемость участков мозга открывает возможности для развития компенсаторных процессов для тех функций, которые недостаточно развиты, но необходимы для профессиональной деятельности.

Психодинамические факторы определяют эмоционально-волевой фон для развития АК и проявляются в некоторых личностных и характерологических качествах.

В серии экспериментальных исследований, проведенных нами совместно с Е.В.Расходчиковым, А.М.Левашовым, Ю.А.Шалаковым было доказано влияние ряда внутренних (психодинамических) и внешних (социальных) факторов на развитие АК. Данные исследования проводились в контексте изучения психоэмоциональной напряженности как одной из причин, влияющих на ход социально-психологической и профессиональной адаптации сотрудников налоговой полиции (N=783). В этой связи исследовались следующие группы стрессогенных факторов: внутренние – индивидуально-личностные (уровень и виды тревожности, акцентуации характера, фрустрационная напряженность); внешние – связанные с внешними фрустрирующими производственными условиями. Данные факторы могут либо инициировать, либо тормозить развитие АК, подтверждение чему мы и получили в исследовании.

Используя методику Спилбергера-Ханина по измерению уровня и видов тревожности, было проведено обследование группы лиц (90 сотрудников), проходящих службу в оперативных подразделениях налоговой полиции и 45 кандидатов на службу в эти подразделения.

Согласно результатам отмечается более высокий уровень личностной и ситуативной тревожности в группе лиц, служащих в органах налоговой полиции, чем у кандидатов на службу. При этом у большей половины обследованных (52,4%) в группе служащих одинаково высоки показатели по обеим шкалам (эндогенной и ситуативной тревожности). Работа в органах налоговой полиции при отсутствии системы психологической подготовки сотрудников повышает уровень тревожности. То есть при отсутствии аутопсихологической компетентности в этой сфере внешние факторы (экстремальные особенности профессиональной деятельности) становятся определяющими и снижают стрессоустойчивость сотрудников. Можно предположить, что тревожность является интегрированным показателем аутопсихологической некомпетентности специалиста, отсутствия конструктивных алгоритмов саморегуляции и достижения внутренней интегрированности. Этот вывод подтверждается рядом исследований, в которых установлено, что высокая устойчивость к стрессу обратно пропорционально связана с выраженностью нейротизма (тревожности) и оценкой индивидом своих ресурсов (см. табл. 14).

Таблица 14

Уровни тревожности в двух группах обследованных сотрудников

Уровни тревожности в двух группах обследованных сотрудников

В работе А.М.Боковикова также показано, что оценка события зависит от оценки индивидом объема наличных ресурсов, позволяющих справиться с этим событием. Если ресурсы оцениваются как неадекватные, то событие воспринимается как угроза, если же, как адекватные, то – как вызов. Было показано, что у лиц с высоким уровнем нейротизма оценка собственных ресурсов подвергается значительному искажению: чаще всего они оцениваются как неадекватные, что приводит к восприятию такими людьми стрессогенных ситуаций как угрожающих. И наоборот, эмоционально устойчивые индивиды воспринимают стрессогенные события как вызов. Рассматривая вслед за Ларсеном и Кетеларом нейротизм как чувствительность к наказанию, а экстраверсию – как чувствительность к подкреплению, А.М.Боковиков приходит к выводу, что экстраверты расценивают стрессогенные события как изменения, поскольку для них эта ситуация выступает как возможность подкрепления, а не наказания. Таким образом, в основе тревожности лежит неправильная оценка человеком своих ресурсов, то есть аутопсихологическая некомпетентность. С содержательной стороны некомпетентность состоит в неправильной оценке собственных ресурсов, неадекватном самовосприятии, неумении выстроить конструктивные стратегии и тактики поведения в экстремальных ситуациях.

Продолжение исследования роли психодинамических факторов было реализовано в следующей серии исследований, направленных на выявление уровня фрустрационной напряженности сотрудников налоговой полиции с помощью теста Кэттелла (было проведено обследование 216 сотрудников по методике 16 PF). Мы исходили из того, что фрустрационная напряженность является показателем аутопсихологической некомпетентности из-за отсутствия своевременной компенсации личностью своих характерологических акцентуаций. В этом предположении мы полагались на выводы, полученные нами при выявлении зависимости между уровнем развития аутопсихологической компетентности и степенью акцентуированности личности. Нами был получен статистически достоверный вывод о том, что существует обратная связь между этими показателями: у акцентуированных личностей низкие показатели аутопсихологической компетентности (на основе проведенных исследований был сделан вывод об обратной зависимости между степенью адаптированности и уровнем развития аутопсихологической компетентности: высокий уровень дезадаптации детерминирован низким уровнем развития аутопсихологической компетентности). То есть характерологическая нескомпенсированность является причиной накопления фрустрационных реакций, что в свою очередь приводит к профессиональной дезадаптации. Это предположение подтверждается сделанным другими исследователями выводом о том, что наблюдаемый суммарный эффект последовательных фрустраций – фрустрационная напряженность, имеет значение для уровня психической адаптации не сам по себе, а лишь в соотношении его с устойчивостью системы интегрированного поведения ("соотнесенная фрустрационная напряженность" – СФН). Из числа обследованных были сформирована вторая группа – с высоким показателем СФН в пределах нормы (51 человек). В первой группе обследованных сотрудников достоверно (при min p< 0,05) более высокие (относительно норм теста) показатели по факторам G, N, Q3 и более низкие показатели факторов F, M, Q1. Интерпретация этих факторов описывает сотрудников как людей настойчивых, с высокой силой супер-ЭГО и характера, проницательных, с высоким самомнением, сдержанных, практических, с консерватизмом темперамента и отражает наличие у них таких личностных черт, как "добросовестный", "аккуратный", "степенный" (G), "искушенный", "тактичный", "опрятный" (N), "контролирующий себя", "умеющий подчинять себя правилам", "волевой" (Q3)B "серьезный", "спокойный", "трезвый" (-F), "практичный", "занятый мирскими заботами" (M), "консервативный", "имеет установившиеся идеи", "терпимый к традиционным трудностям" (-Q1).

Интегрированный портрет по всей отмеченной совокупности дескрипторов, составленный нами при помощи компьютерной системы (16 факторного русскоязычного аналога теста R. Cattell) описывает терминами "серьезный", "рассудочный", "собранный", "сдержанный", "квалифицированный", "надежный", "аналитик", "способный", "методичный". Это описание в целом можно рассматривать как систему адекватных психографических требований к обладателю профессии оперативного работника.

В тоже время факторный профиль лиц с высоким уровнем СФН (вторая группа) по сравнению с факторным профилем лиц с нормальным уровнем достоверно отличается более низкими показателями по факторам А В, С, Е, Н, Q3, и более высокими показателями по факторам I, L, О, Q2, Q4. Интерпретация полученных результатов в терминалах личностных факторов описывает фрустрационно-напряженных сотрудников как людей, у которых больше проявляется: шизотимнозамкнутость, снижение интеллектуальных характеристик, невротичность, эмоциональная неустойчивость, зависимость, чувственность к угрозе, низкое самомнение, сензитивность, подозрительность, развитое чувство вины, самодостаточность, высокое эргическое напряжение. Описание личностных характеристик в системе дескрипторов у лиц с повышенным уровнем СФН и отражает наличие у них таких черт, как "необщительный", "критичный", "скрытный" (-А), "невнимательный", "неспособный решать абстрактные проблемы", "со слаборазвитым логическим мышлением" (-В), "изменчивый", "поддающийся чувствам", "легко расстраивающийся" (-С), "покорный", "мягкий", "уступчивый" (-Е), "робкий", "застенчивый" (-Н), "неорганизованный", "импульсивный" (Q3)E "мягкосердечный", "сверхопекаемый" (О), "предпочитающий собственные решения", "независимый от группы" (2), "напряженный", "фрустрированный", "усталый", "перегруженный работой", "озабоченный планами" (Q4).

Сравнительный анализ позволяет сделать вывод, что высокий уровень СФН положительно коррелирует с показателями факторов О, Q4, имеет на значимом уровне отрицательную корреляционную связь с показателями факторов С, Е, Н. В свою очередь, снижение уровня СФН положительно коррелирует с показателями по факторам L, О, Q4 и отрицательно – с показателями С и Q1. Отметим, что факторы Q4 и С являются системообразующими, а корреляция с фактором О характерна для обоих показателей уровня СФН. Оценивая эту связь как поддержание неудовлетворенности ситуацией и своим положением в ней (интерпретация фактора О по Ф.Б. Березину), следует считать, что фрустрационная напряженность поддерживается прежде всего за счет неблагоприятной ситуации, всего социально-средового ее аспекта, и соответствующей интрапсихической переработки. Более того, упомянутая коррекция указывает на латентный характер риска увеличения индекса СФН либо при ухудшении ситуации, либо при изменении характеристик механизмов интрапсихической переработки.

Таким образом, можно сделать вывод о том, что фрустрационная напряженность поддерживается реакциями типа склонности к чувству вины, паттерном ЭГО-напряженности (нерациональное беспокойство личности, напряженность, раздражительность, фрустрированность, возбужденность, суетливость) и факторов эмоциональной неустойчивости. Можно сделать достаточно обоснованное предположение, что повышение уровня СФН связано с наличием у индивида прежде всего таких характеристик, как субмиссивность (покорность, послушность, зависимость) и чувствительность к угрозе (застенчивость, несмелость).

Следующая серия экспериментов была связана с изучением такого внутреннего фактора развития АК как психологическая защита. Свойственный человеку тип психологической защиты (или несколько типов) определяет рисунок его поведения в экстремальных условиях деятельности. Как было показано ранее, оптимальность действия защит определяется мерой аутопсихологической компетентности и способности к совладающему (рациональному по отношению к защите) поведению. Некоторые виды защит (например, вытеснение, проекция, замещение и др.) очень трудно рационализируются и выводятся на уровень аутопсихологической компетентности. Исходя из этого, понимание своего типа защиты детерминирует развитие АК. В исследовании изучались использование сотрудниками налоговой полиции того или иного типа защит в условиях адаптации к экстремальным видам деятельности.

Исходной посылкой данных экспериментов было предположение о том, что в процессе адаптации молодого сотрудника в первичном коллективе возникают различные фрустрирующие ситуации. Для преодоления данных ситуаций в ряде случаев осознанно, в остальных – не осознаваемо мобилизовываются имеющиеся у него психологические защитные механизмы. Механизмы психологической защиты функционируют, как правило, не изолированно друг от друга, поскольку генетически связаны между собой, а образует целые защитные комплексы, обеспечивающие более высокую продуктивность процесса психологической адаптации в условиях фрустрирующих ситуаций. Все защитные механизмы функционируют в рамках определенных норм, нарушение которых ведет к превращению этих механизмов в патологические, тем самым обуславливая известные перекосы в процессе адаптации.

Защитными механизмами личности являются процессы: подавления и вытеснения; интеллектуализации; формирования противоположной установки; проекции; идентификации; интроекции; изоляции; самоограничения; рационализации; сублимации; аннулирования действия .

Изучение механизмов психологической адаптации на начальном этапе службы и становления молодых сотрудников проводилось методом анкетирования и методом конкретных ситуаций. Выдвинутая гипотеза состояла в том, что в зависимости от содержания проблемной ситуации, порождающей фрустрацию, а также индивидуальных свойств личности у сотрудников актуализируется тот или иной тип психологической защиты.

Выявление преобладающих механизмов психологической защиты позволит значительно повысить уровень аутопсихологической компетентности специалиста, разработать индивидуальную программу поведения в стрессовой ситуации, не допустить перекоса в использовании индивидуальных тактик психологических защит.

Были выявлены следующие типы профессиональных трудностей, вызывающих состояние фрустрации: отсутствие необходимого опыта исполнения обязанности по занимаемой должности (66%); напряженный режим труда, дефицит личного времени (7%); высокая ответственность за последствия принимаемых решений и действий (27%). Таким образом, в процессуальной сфере профессиональной деятельности отсутствие необходимого опыта исполнения обязанностей является наиболее выраженным стресс-фактором, осложняющим процесс социально-психологической адаптации.

В личностной сфере наиболее выражены следующие трудности: черты своего характера (6%); несовпадение сложившихся представлений своим ожиданиям (78%); утрата смысла в службе для дальнейшей жизни (11%); утрата желания продолжать службу (5%). В личностной сфере наиболее выраженным является фактор несовпадение сложившихся представлений своим ожиданиям.

В межличностной и социальной сфере наиболее значимыми факторами, влияющим на процесс социально-психологической адаптации являются: новые сослуживцы, с которыми приходится строить свои взаимоотношения (38%); бытовая неустроенность (47%); взаимоотношения в семье (15%).

Далее по наиболее значимым факторам анкетируемым были смоделированы типичные ситуации и далее предложено проранжировать предпочитаемые варианты их разрешения. Избранные варианты предполагали задействование тех или иных механизмов психологической защиты.

Результаты решения конкретных ситуаций, показали, что в деятельностной (процессуальной) сфере наиболее часто используются защитные механизмы: вытеснение, подавление; формирование противоположной установки; сублимация.

В личностной сфере на первом месте находятся такие механизмы как вытеснение и подавление. Далее следуют идентификация и рационализация. Менее всего в личностной сфере тестируемые используют механизмы аннулирование действия, сублимации, самоограничения.

В сфере межличностных взаимодействий наиболее выраженными являются механизмы: рационализации, проекции, изоляции. Наименее применимыми механизмами психологической защиты во всех сферах являются: аннулирование действия и самоограничeниe.

Таким образом, по совокупности проявления во всех сторонах жизни и деятельности наиболее употребимыми защитными механизмами у молодых офицеров выступают: подавление и вытеснение, рационализация, интеллектуализация, проекция, идентификация. Менее всего обследуемые прибегают к использованию механизмов: аннулирования действия, самоограничения, формирования противоположной установки. При этом в сфере межличностных отношений наиболее употребимым является наиболее совершенный с точки зрения работы сознания механизм рационализации, а в деятельностной сфере – менее совершенный механизм вытеснения. Это позволяет сделать вывод о том, что АК в сфере межличностных отношений у обследованных выше, чем в сфере профессиональной деятельности. Если трудности в профессиональной деятельности вытесняются в бессознательное и никак рационально не прорабатываются, то трудности в сфере межличностных отношений – рационально осмысливаются и выводятся на приемлемый уровень адаптации. Данный вывод подтверждает значимость фактора психологической защиты для развития АК.

Полученные нами данные подтверждаются аналогичными результатами других исследователей. Так, при формировании психической устойчивости девушек-курсантов в условиях высшего военного учебного заведения трансформация механизмов психологической защиты идет в основном по пути вытеснения психологических трудностей и компенсации, что отличает их от девушек гражданского учебного заведения, избирается рационализация или их стиль психологической защиты остается неизменным (интеллектуализация социальной роли) .

Полученные данные могут быть использованы при разработке аутопсихологического тренинга повышения адаптивности личности в условиях экстремальных воздействий. Овладение психологическими навыками распознавания (осознания) индивидуального защитного поведения позволит выстраивать оптимальные адаптационные стратегии.

К общим акмеологическим факторам достижения аутопсихологической компетентности профессионала можно отнести: 1) объективные факторы – психологические требования к профессии, определяющие диапазон профессионально-важных качеств и, соответственно, необходимый аутопсихологический ресурс личности; 2) субъективные – аутопсихологические способности личности; 3)объективно-субъективные – временные, определяющие гетерохронность (неравномерность) развития аутопсихологической компетентность в зависимости от возраста, стажа работы, профессиональной ситуации.

Рассмотрим каждую группу факторов подробнее.

Профессионально важные качества как акмеологический фактор развития АК. Выявленные в наших исследованиях дифференциально-типологические закономерности развития АК, указывают на ее обусловленность существующей в рамках профессии системой психологических требований, то есть профессионально важных качеств (ПВК). Именно система ПВК направляет ход личностно-профессионального развития и особой АК, необходимой именно для данной профессии. Профессионально важные качества (ПВК) – это качества человека, влияющие на эффективность осуществления его труда по основным характеристикам (производительность, надежность и др.) . ПВК являются предпосылкой профессиональной деятельности и, с другой стороны, они сами совершенствуются, шлифуются в ходе деятельности, являясь ее новообразованием, человек в ходе труда изменяет и самого себя.

В зависимости от содержания выполняемой деятельности набор ПВК может меняться. Однако при всем многообразии ПВК в различных видах профессиональной деятельности можно назвать ряд личностных черт, выступающих как универсальные ПВК для любого вида профессиональной деятельности. Это прежде всего ответственность, самоконтроль, профессиональная самооценка, как компонент профессионального самосознания, эмоциональная устойчивость, тревожность, отношение к риску. Эти качества могут быть положены в основу модели ПВК госслужащих. В целом данная модель должна разрабатываться, исходя из особенностей профессиональной деятельности госслужащих. Универсальные ПВК детерминируют систему развития АК.

К объктивным акмеологическим факторам развития АК относятся также психологические особенности деятельности в гослужбе. Государственная служба является особой разновидностью профессиональной деятельности, выступая, как работа в сфере государственного управления. Поэтому государственную службу целесообразно рассматривать как особенную управленческую деятельность. Последняя характеризуется следующими психологическими особенностями: 1) социотехническим характером, связанным с управлением как техническими, так и социально-производственными системами; 2) разнообразием видов деятельности на разных уровнях управленческой иерархии; 3) творческим, неалгоритмическим характером деятельности, связанным часто с недостаточной информацией в условиях часто меняющейся противоречивой обстановки; 4) высокой психической напряженностью, вызываемой большой ответственностью за принимаемые решения; 5) ярко выраженной прогностической природой решаемых задач; 6) осуществлением многих управленческих решений и операций в условиях острого дефицита времени; 7) выраженной ролью коммуникативных функций . Отличие в управлении различными сферами общественной жизни связано с содержательными характеристиками деятельности, а также обусловливается специфическими условиями существования управляемой и управляющей систем и состоянием среды. Например, риск и предприимчивость в сфере свободного предпринимательства может поощряться, в то время как в государственном управлении необходимыми качествами будут являться осторожность в принятии решений и консерватизм.

Проведенный нами контент-анализ ряда организационных документов, разработанных в областных администрациях за последние годы, выявил следующую структуру функций госслужащего: управление хозяйственное – 27%; управление обществом – 21%; контрольные функции – 18%; управление материальными средствами – 14%; плановые функции – 10%; управление муниципальной собственностью – 8%; другие – 2%.В данных положениях акцент делается как на конкретное (ситуационное), так и на стратегическое управление. Это позволяет говорить о необходимости подбора руководителей с широким диапазоном личностных и интеллектуальных качеств и соответствующей аутопсихологической компетентностью. Управление по ситуации – это управление слабо программируемой, неструктурируемой средой, требующее быстрого реагирования. В этом случае требуются такие интеллектуальные качества, как высокая скорость мышления, быстрота "схватывания" содержания проблемной ситуации, оперативная выработка решения, гибкость мышления.

Стратегическое управление, планирование развития региона требует совершенно иных интеллектуальных навыков и качеств: более широкой базы знаний, способности к анализу огромных массивов информации, продуманности и взвешенности решений, умения просчитывать альтернативные решения.

В систему акмеологических факторов развития АК входят также существующие в госслужбе организационно-иерархические отношения. Формы и содержание управленческой деятельности зависят от иерархического уровня управления. Чем ниже уровень, тем больше места занимает ситуативное управление, чем выше, тем более упор делается на стратегическое планирование в экономических, социальных, производственных областях. Кроме того, различия в деятельности госслужащего на различных иерархических уровнях состоят в работе с обобщенной либо с конкретной информацией; в различной степени ответственности за принятие решения; в различном диапазоне информационных контактов.

В акмеологических исследованиях сформулирована система психолого-акмеологических факторов, присущих государственным служащим высшего звена управления, к которым относятся: высокая самоэффективность в сфере деятельности, высокая социальная самоэффективность, интернальный локус контроля, высокая профессиональная самооценка, аутосимпатия, профессиональное самоуважение, высокий самоконтроль, коммуникативно-управленческие способности. Определены точки приложения основных усилий госслужащих с целью повышения эффективности карьерного продвижения, что определяет высокий уровень аутопсихологической компетентности этой категории госслужащих.

В ходе исследований также выявлено, что в организационной структуре департаментов государственной службы наибольший объем организационного стресса приходится на уровень начальника отдела, наименьший – на уровень заместителя начальника. Выявлены также кризисные явления на разных этапах карьеры госслужащего, что определяет различную степень его карьерной идентификации.

В качестве отдельного акмеологического фактора развития АК вы выделяем деятельность профессионального самосовершенствования (самоуправления) . В рамках этой деятельности выделяются: профессиональные задачи – систематическое непрерывное совершенствование управлением собственной профессиональной деятельностью; профессиональные действия (приемы, технологии) – владение всеми направлениями управленческой деятельности, умение объективно оценивать свои достижения, недочеты, вести хронометраж своей профессиональной деятельности, фиксировать свои психические состояния в процессе работы, учиться управлять ими, планировать и организовывать свою работу, анализировать прошлый опыт, извлекать из него уроки, строить и реализовывать планы профессионального роста; результат (продукт) деятельности – планы профессионального роста и их воплощение в реальном профессиональном росте работника; профессионально важные качества управленца: профессиональная обучаемость и самообучаемость, наличие внутреннего локуса контроля как стремление видеть причины своих успехов и неудач в себе самом, а не во внешних обстоятельствах, мотивация самореализации своей личности, "сильное" профессиональное целеполагание, позитивная Я-концепция, высокий уровень притязаний, самоотдача в труде, установка в развитие своей личности средствами профессии, адекватная профессиональная самооценка, потребность в непрерывном профессиональном самосовершенствовании; негативные качества: осознание своей профессиональной деятельности фрагментами, отсутствие целостного видения своего профессионального пути и развития, слабая инициатива.

Таким образом, необходимость достижения госслужащими высокого уровня АК детерминирована профессиональными требованиями управленческого труда – выделением в качестве одного из основных направлений управленческой деятельности деятельности профессионального самосовершенствования (самоуправления).

К внутренним акмеологическим факторам развития АК относятся реализуемая через внутренний диалог продуктивная личностная позиция и аутопсихологические способности.

Проведенный в первой главе анализ акмеологического содержания АК позволил сделать вывод о том, что продуктивная личностная позиция субъекта может выступать фактором развития АК. Продуктивная личностная позиция формируется за счет: диссоциированной внутренней позиции (актуализация Я-наблюдателя), рефлексивного внутреннего диалога, продуктивной внешней позиции личности (конструктивное общение) и осознанной саморегуляции (см. сх. 33). Продуктивная личностная позиция – это развивающаяся, подвижная система конструктивной внутренней и открытой внешней позиции личности, в которой конструктивный внутренний диалог выполняет роль механизма, опосредующего эффективное его взаимодействие с внешним миром .

Продуктивная внутренняя позиция как фактор развития АК

Схема 33.

Продуктивная внутренняя позиция как фактор развития АК

Постановка данного вопроса как психолого-педагогической проблемы профессиональной переориентации личности, осваивающей новую социономическую профессию, позволяет сформулировать несколько интересных выводов, подчеркивающих роль АК в системе профессиональной переподготовки специалиста за счет развития продуктивной внутренней позиции:

– успешность профессионального переобучения специалиста предполагает не только эффективное овладение операционной основой новой профессиональной деятельности, но и осуществление личностного самопреобразования, самоизменения, как главного "инструмента" и "орудия" специалиста в социономической сфере;

– саморазвитие субъекта переобучения осуществляется посредством инициации его собственной субъектной активности, "запуском" продуктивной саморегуляции личности в учебно-профессиональной деятельности, где основными компонентами являются внутренний диалог, внешняя и внутренняя личностные позиции, взаимодействие которых определяет тот или иной тип саморегуляции;

– затруднение интериоризации требований и норм новой профессиональной деятельности, формирования операционной основы и профессионально-значимых качеств может быть вызвано не столько особенностями личности и уровнем ее развития, в том числе и профессионального, сколько характером внутреннего диалога и личностной позицией субъекта переобучения в реальной ситуации восприятия нового знания и его переосмысления;

– целенаправленное формирование открытой личностной позиции и конструктивное преобразование внутреннего диалога в учебной ситуации, при обнаружении затруднения восприятия нового знания и "сопротивления" изменению, может служить эффективным средством повышения качества и успешности процесса переобучения;

– конструктивное преобразование внутреннего диалога в учебном процессе возможно в специально-организованных условиях, предполагающих способность педагога, работающего со взрослым человеком, влиять на его внутренний мир, диалогичность сознания, формируя готовность переобучающегося к продуктивному самоизменению.

Отсюда следует, что:

– профессиональная переподготовка связана с необходимостью изменения характера внутреннего диалога личности, что требует создания специальных психолого-педагогических условий, при которых собственная субъектная психическая активность переобучающегося играет роль детерминанты профессионального и личностного саморазвития и самоизменения;

– конструктивное преобразование внутреннего диалога ведет к позитивному изменению личностных характеристик субъекта переподготовки на ценностно-смысловом, рефлексивном, инструментальном и эмоциональном уровнях и способствует формированию продуктивного профессионального общения;

– процесс переподготовки, построенный как развивающее психолого-педагогическое обучение, центральным компонентом которого является конструктивное преобразование внутреннего диалога, способствует личностному росту и профессиональной переориентации – становлению специалиста в новой профессиональной сфере.

Данные выводы подчеркивают роль фактора продуктивной личностной позиции не только в формировании АК, но и как результат – в успешности профессиональной переподготовки в целом.

Аутопсихологические способности как фактор развития АК были исследованы в работе А.С.Гусевой и В.В.Лешина . Сущностью механизмов реализации АПС является активизация таких резервных возможностей человека, которые были бы эффективны в нестандартных условиях. В структуру АПС включаются способности: к загрузке информации (интериоризация); к сознательной ее переработке и определению своего отношения к ней (рефлексия); к установлению нейросвязей, т. е. образованию и закреплению нового личностного опыта (интраадаптация); к энергетическому обеспечению данных процессов.

Уровень развития АПС отражает функциональную зрелость перечисленных выше процессов и операциональное многообразие их осуществления, причем первая характеристика, по мнению авторов, является преимущественно следствием онтогенетического развития, а вторая связана с индивидуальным опытом и потому развиваема. На основе феноменологического опыта выделены три группы свойств личности, характеризующих ее с точки зрения развития АПС:1) личности, идущие по пути самосовершенствования; 2) личности, склонные испытывать такие же состояния неудовлетворенности собой, как и представители первой группы, но будучи менее зрелыми в отношении самопринятия и развития самосознания, занимают неустойчивую позицию в отношении способов, упорядочивающих их внутреннюю жизнь; 3) личности недостаточно зрелые и развитые, как правило, лишены представлений о каких-либо проблемах или настолько задавлены ими, что не имеют ни сил, ни желания что-либо менять.

Данные выводы показывают, что успешное развитие акмеологической самопреобразовательной деятельности возможно при условии оптимального соотношения реализации аутопсихологических способностей и опыта самопознания и саморазвития. Как показывают наши исследования, аутопсихологические способности остаются нереализованными из-за отсутствия специально организованной обучающей и развивающей практики, а аутопсихологическая деятельность не получает из-за этого своего развития и совершенствования.

Теоретические представления о психологических механизмах способностей позволяют нам построить концептуальную систему развития и формирования аутопсихологических способностей, как субъективных факторов развития АК. Аутопсихологические способности неразрывно связаны с внутренней самопреобразующей деятельностью и обеспечивают ее эффективность. Эта взаимосвязь детерминирована их внутренними связями по принципу "способности = свернутая деятельность" С другой стороны, развитие внутренней самопреобразующей деятельности стимулирует совершенствование аутопсихологических способностей. Общая аутопсихологическая способность понимается как генеральная тенденция, направленность на саморазвитие и самосовершенствование и выражается в таких параметрах, как достижение объективности и реалистичности самопознания, внутренней самоидентичности и интегрированности "Я". Частные аутопсихологические способности системно обеспечивают реализацию общей способности.

К объективно-субъективным факторам мы относим возрастной фактор, оказывающий существенное влияние на динамику и продуктивность развития аутопсихологической компетентности. Выше приводились данные о возрастном оптимуме достижения профессионального самосознания (7–10 лет профессионального стажа). Наибольший пик творческой продуктивности в зрелом возрасте приходится на промежуток 20–40 лет. Выявлено повышение эмпатии у госслужащих возрастной группы 40–50 лет по сравнению с группой 30–40 лет, что связано с профессиональными достижениями человека и этапами его самоактуализации . При анализе возрастных закономерностей развития АК отмечалось приоритетное развитие различных параметров АК в рамках определенного возраста.

Неравномерность развития ПВК также является объективно-субъективным акмеологическим фактором, влияющим на развитие АК. В акмеологических исследованиях показано, что неравномерность (гетерохронность) развития ПВК управленцев выражается в несовпадении состояния и динамике таких компонентов и параметров ПВК личности, как: способность к различению разных управленческих ситуаций; способность к определению и осознанию ПВК личности, востребованных в разных управленческих ситуациях; умение оценить значимость разных ПВК личности для управленческой деятельности.

Характер неравномерности ПВК личности и их компонентов изменяется на разных этапах повышения квалификации. В частности, способность к определению ПВК, востребованных для управленческой деятельности, выражена в разной степени применительно к различным ситуациям: наиболее востребованными участники обучения называют профессиональный качества, необходимые в стабильной ситуации и менее востребованными называют качества личности, обеспечивающие работу организации в режиме развития. Учитывая показанную ранее взаимосвязь ПВК и АК, можно говорить о влиянии этого фактора на развитие АК.

Социально-психологические факторы развития АК включают: смысложизненные ориентации, групповые и тренинговые формы обучения, межличностные отношения.

В исследованиях профессионализма личности подчеркивается, что смысл жизни является детерминантой развития личности профессионала: через личностный смысл строится отношение индивида к профессии . Исходя из этого, смысложизненные ориентации как фактор развития АК определяют направление, глубину, динамику, содержание развития аутопсихологических процессов. Чем выше уровень смысложизненных ценностей, тем масштабнее и сложнее жизненные и профессиональные задачи, за решение которых берется человек. Это в свою очередь детерминирует развитие его аутопсихологической компетентности. Например, в исследованиях смысложизненных ориентаций учителей подчеркивается, что высокая смысложизненная значимость профессиональных ценностей является благоприятным фактором для раскрытия индивидуальности учителя-профессионала, оптимального использования его потенций, нейтрализации недостатков . В условиях малой значимости "профессионального смысла" недостаток энергетики ослабляет влияние смысложизненных ориентаций на формирование индивидуального стиля, затрудняет нейтрализацию недостатков, связанных с психодинамическими особенностями личности учителя. Интересной с этой точки зрения является также концепция А.Р.Фонарева , в которой выделяются три модуса человеческого бытия, детерминирующих различные способы использования индивидуальных особенностей в процессе реальной жизненной и профессиональной деятельности – это обладание, социальные достижения и служение. При модусе служения (основное жизненное отношение – любовь к людям) человек выходит за пределы своих актуальных, наличных возможностей, удваивает свои способности. При жизненном модусе социальных достижений (основное жизненное отношение – соперничество) человек не всегда находит внутренние ресурсы для изменения своего наличного бытия, что зачастую обусловливает стратегию развития АК как стагнацию. Жизненная позиция обладания (эгоистические устремления и минимизация усилий являются основными) ведет к узкому использованию имеющихся способностей, регрессу личности.

Групповые и тренинговые формы обучения через социально-психологические механизмы способствуют более конструктивному самопониманию, самооценке, саморазвитию и поэтому являются важным фактором развития АК в целом.

Межличностные отношения, реализуемые в системе деловых, неформальных, семейных, детско-родительских, дружеских и др. типах отношений являются детерминантом актуализации и развития АК за счет работы механизмов обратной связи, "рефлексивного зеркала", соотношения своего и чужого опыта, апробации новых моделей собственного поведения и т. д.

При анализе коммуникативных факторов развития АК мы исходили из положения о том, что общение является одним из важных факторов, детерминирующих становление личности. Поэтому общение мы рассматриваем, с одной стороны, как фактор становления и развития АК, а с другой стороны, как область самоактуализации личности.

В исследовании межличностного познания государственных служащих выявлены социально-перцептивные факторы, негативно влияющие на развитие АК. Они проявляются в том, что механизм работы системы государственной службы, характер отношений между коллегами-госслужащими не способствует развитию индивидуальности человека, а напротив – нивелирует ее. Складывающиеся из положения человека в коллективе и должностных обязанностей условия усложняют личностный рост государственного служащего, а зачастую и препятствуют ему, приводя к профессиональной деформации. Проблема оптимизации социально-перцептивных процессов и межличностных отношений, по мнению экспертов-госслужащих, должна решаться с помощью глубинного развития личности.

<< | >>
Источник: А.А.Деркач, Л.А.Степнова. Развитие аутопсихологической компетентности Государственных служащих. 2003

Еще по теме Факторы, обеспечивающие продуктивное развитие аутопсихологической компетентности госслужащих:

  1. Развитие концептуальных представлений по проблеме аутопсихологической компетентности
  2. Аутопсихологическая компетентность в системе профессиональной компетентности специалиста
  3. Механизмы продуктивного развития аутопсихологической компетентности госслужащих
  4. Акмеологические технологии продуктивного развития аутопсихологической компетентности госслужащих
  5. Психолого-акмеологическое сопровождение профессиональной подготовки госслужащих
  6. Условия, обеспечивающие продуктивное развитие аутопсихологической компетентности государственных служащих
  7. Факторы, обеспечивающие продуктивное развитие аутопсихологической компетентности госслужащих
  8. ЗАКЛЮЧЕНИЕ