<<
>>

Последняя консультация

Перед последней сессией Джеймс позвонил, чтобы сообщить, что не может выбраться из постели, потому что у него прихватило спину. Он вызвал терапевта и сказал, что позвонит мне, когда узнает, что произошло.

Мы договорились, что я приеду к нему в понедельник, если он не сможет приехать ко мне. На следующий день Джеймс позвонил, чтобы сообщить, что все еще лежит в постели, поэтому не сможет приехать. В субботу он вновь позвонил и сказал, что пролежит в постели, по меньшей мере, до вторника. Состояние мышц его спины ухудшилось, и поэтому он не мог встать. Мы немного поговорили, и я согласилась посетить его на дому в понедельник в обычное для него время.

Когда я приехала к Джеймсу домой, его сестра, ухаживавшая за ним, представилась мне и провела меня в его комнату. Джеймс, неспособный двигаться, лежал в постели, опершись на подушки. Я села рядом с кроватью. Он сказал мне, что теперь у него была «больница на дому», так как медсестры регулярно приходили к нему. Заходил врач, и теперь Джеймс принимал морфий. Причина сильной боли заключалась в том, что у Джеймса не осталось плоти, и кости оказывали сильное давление на нервные окончания. Джеймс назвал морфий «соборованием перед смертью».

Зрение Джеймса ухудшалось, и он не мог сфокусировать взгляд. Хотя

Джеймс хорошо спал, он сознавал, что во время сна рак «пожирал» его и тело не восстанавливалось. Он сказал, что стероиды, которые он принимал, были негодяями и героями: они, вероятно, вызывали изнурение. Обе подруги, с которыми он регулярно общался по телефону, собирались посетить его на этой неделе. Он сказал с иронией, что считал это зловещим знаком. В психическом отношении Джеймс был бодр, а в эмоциональном — вполне контактен. Тогда он как раз и сказал: «Я чувствую себя живым как никогда прежде».

Поговорив о своем теле, медсестрах и лекарствах, Джеймс сказал, что чувствует себя хорошо, и задумался над тем, не остерегается ли он чего-либо.

Он, по-видимому, уклонялся от прямого разговора, и поэтому я спросила, чего он мог остерегаться. Он не знал, но сказал, что, возможно, слёз. Я была настолько близка к тому, чтобы расплакаться, что подумала, что он имел в виду меня. Но затем, оправившись, я поняла, что Джеймс имел в виду себя — он мог заплакать. Джеймс сказал, что думал, что заплачет, но не раньше прощания в конце. Его слова прозвучали так, будто нечто должно было исчезнуть. В его сознании все время звучала молитва, которую он запомнил со школы: «Господи, дай рабу твоему упокоиться в мире». Когда Джеймс читал эту молитву, он, казалось, был готов расплакаться. Но когда я спросила его, хочет ли он заплакать, он ответил отрицательно и взглянул на часы. Так он часто поступал, когда был близок к тому, чтобы расплакаться.

Уходя в конце сессии, я оглянулась и была потрясена тем, насколько больным он выглядел. Тогда я подумала, что, наверное, больше не увижу его. И вновь меня охватило теперь уже знакомое, раздирающее душу ощущение. Отъехав от дома, я остановилась и припарковала машину. И тут слезы хлынули из моих глаз. Я осознала, что слезы выражали не только мое горе, но и невыплаканные слезы Джеймса. Мне хотелось сказать ему, что я никогда его не забуду. Думаю, Джеймс хотел, чтобы я знала, что я значила для него, и он хотел заплакать. Мы старались не расплакаться вместе. Я не могла помочь ему заплакать, потому что сама была готова расплакаться. Физический контакт мог облегчить это, и теперь я задаю себе вопрос, что в этом было бы дурного. Было ли необходимо сохранять границы до самого конца? Думаю, что это было необходимо, потому что я знала, что не должна обременять Джеймса своими эмоциями. Я знала, что он не смог бы справиться с моим огорчением. Более того, на каком-то невыраженном уровне он все еще контролировал меня и себя.

Джеймс позвонил, чтобы отменить встречу. Трудно было назначить другое время. Я предложила следующее утро, но у него была физиотерапия, и к нему должны были зайти медсестра и врач.

Поэтому его больше устраивало время после полудня. Это время мне не подходило, и я предложила встретиться вечером. Но и это время его не устраивало. Джеймс предложил отложить встречу до понедельника.

Затем он сказал: «Если придете и вы, и физиотерапевт, я не знаю, кому отдать предпочтение. Возможно, вам придется немного подождать и провести время за чаем в холле на первом этаже». Это замечание свидетельствовало о том, что он все еще хотел держать меня отдельно от членов своей семьи. Затем он сказал, что вчера выдался плохой день. Обезболивающие средства подействовали, так что теоретически он мог двигаться, но на это у Джеймса не хватало сил. Он сказал: «Бог дал, Бог и взял». В этот период для меня имели существенное значение супервизионные обсуждения. Моя коллега обращала внимание на те обстоятельства, которые я могла упустить из виду. Суть нашего обсуждения заключалась в том, что в то время Джеймс, казалось, не очень сильно нуждался во мне. У него была семья. Моя коллега высказала предположение, что это отражало удачный исход анализа. Джеймс был в своем доме со своей семьей и друзьями. Освобождение его от анализа было частью завершения работы.

<< | >>
Источник: Шаверен Дж.. Умирающий пациент в психотерапии: Желания. Сновидения. Индивидуация. 2006

Еще по теме Последняя консультация:

  1. ОРГАНИЗАЦИЯ РАБОТЫ ЖЕНСКОЙ КОНСУЛЬТАЦИИ ДИСПАНСЕРНОЕ НАБЛЮДЕНИЕ БЕРЕМЕННЫХ
  2. Гигиена женщины во время беременности, родов и в послеродовый период
  3. МЕТОДИКА И ОРГАНИЗАЦИЯ КОНСУЛЬТИРОВАНИЯ
  4. УЧЕТ И ВВЕДЕНИЕ РОДОВОГО СЕРТИФИКАТА
  5. Специализированная акушерская помощь
  6. ПРАВОВАЯ ПОМОЩЬ МАТЕРИ И РЕБЕНКУ
  7. Наблюдение за беременной в женской консультации. Профилактика гестоза
  8. Постстационарная реабилитация
  9. Ведение пациента
  10. ОРГАНИЗАЦИЯ РАБОТЫ ЖЕНСКОЙ КОНСУЛЬТАЦИИ ДИСПАНСЕРНОЕ НАБЛЮДЕНИЕ БЕРЕМЕННЫХ
  11. Рациональная организация жизнедеятельности школьника и студента
  12. Лечение
  13. МЕДИКО-ГЕНЕТИЧЕСКОЕ КОНСУЛЬТИРОВАНИЕ
  14. Организация стационарной акушерско-гинекологической помощи. Родильный дом. Задачи, структура, показатели деятельности.
  15. Организационные аспекты скрининга новорождённых на наследственные заболевания обмена веществ. Принципы медико-генетического консультирования в неонатологической практике