<<
>>

Общение: третье посещение

В день моего следующего посещения Джеймс был обследован еще раз, и речь зашла о проведении хирургической операции, чтобы деблокировать стриктуру в пищеводе. Кроме того, высказывалось предположение, что может помочь лучевая терапия, но врачи решили не проводить одновременно оба мероприятия.

Джеймс тоже чувствовал, что хотя опухоль в горле и мешала ему говорить, она не причиняла такого беспокойства, чтобы применить одну из форм указанного лечения. С учетом метафорического комка в горле, ощущаемого Джеймсом, когда он старался не заплакать, этот симптом болезни казался значимым. Джеймс спросил, не кажется ли мне, что его голос стал более хриплым. Затем он много говорил об истории своей болезни. По-видимому, он испытывал потребность в детальном подведении итогов и говорил при этом, не глядя на меня. Потом Джеймс постепенно воодушевился и стал излагать свои мысли более открыто. Это было похоже на то, как он говорил в моем кабинете,— вначале о своем здоровье, затем о лечении, а потом переходил к более открытому разговору. Это был один из способов контроля за ходом сессии и за мной, более заметно проявившегося в больничной обстановке.

В палате Джеймса было много открыток с пожеланиями доброго здоровья. Он с удовольствием отметил это обстоятельство. Странно было видеть его в пижаме и в постели, и мне казалось важным рассмотреть, как эти посещения влияли на него. Я предложила обсудить эту тему. Джеймс ответил: «Я знаю вас настолько хорошо, что легко вошел в ситуацию психотерапия/посещение в больнице. Как ни странно, но я осознал, что в первый день я не спросил вас о ваших делах. В тот день я был очень плох». Я сказала ему что задала свой вопрос из-за переноса. Джеймс охотно ответил: «Думаю, ответить на ваш вопрос мне очень легко. Мы проработали отношение мать/ребенок, а потом было немного флирта. Теперь я думаю, что просто доверяю вам. Если вы мне понадобитесь, вы придете.

Я рассчитываю на это, но не потому, что так полагается, а потому, что я доверяю вам. Я могу положиться на вас». Он сказал, что ему нравились мои посещения, потому что я сдержанно выслушивала его. «Все остальные начинали нервничать». Джеймс подробно рассказал о других своих посетителях, а потом сказал, что хотел бы написать о раковой болезни. Наступила тишина, а затем он произнес: «Таково состояние моей жизни на данный момент».

С некоторого времени я думала написать об этом анализе, и теперь, по-видимому, подвернулся удобный случай попросить у Джеймса разрешения. Он спросил меня, что я задумала, и я ответила, что книга будет предназначена для моих коллег. Затем Джеймс стал размышлять о том, что он, должно быть, представляет интерес в научном отношении. Для меня было очень важно ясно высказать свои соображения по этому вопросу, и поэтому я сказала: «Я хочу, чтобы вы знали, что я не смотрю на вас с научной точки зрения». Затем я добавила, что для меня это было необычным. Напомнив ему, что он спросил, посещаю ли я других пациентов в больнице, я сказала, что не посещаю. Я отметила, что он пришел ко мне, потому что находился в депрессии, но потом нам обоим пришлось справляться с раком. Джеймс понял меня и сказал, что польщен моим намерением написать о нем. Я посчитала важным отметить, что он собирается сам написать свою историю, а она уже будет совсем другой. Мне не хотелось умалять значение его творчества, как это часто случалось в его жизни. Хотя тогда я не совсем точно представляла себе, что из этого выйдет, я собиралась описать нашу историю с моей точки зрения.

После этого Джеймс рассказал мне, что прочитал статью о том, какие ценности люди считают самыми главными в жизни, и первое место в предлагавшемся списке отводилось близким взаимоотношениям, но таких взаимоотношений у него не было. По его словам, теперь проблема заключалась в том, как прожить жизнь, но это всегда было его проблемой. «Я жив. Но что мне с этим делать? Если бы мне довелось дольше прожить, то стоило бы подумать об этом. Но я думаю, что теперь не могу решить эту проблему». По-видимому, началось примирение Джеймса с его положением. Это состояние можно было определить как стадию «признания» по Кублер-Росс (Kubler-Ross, 1969). Джеймс ожидал выписки из больницы и поэтому собирался приехать ко мне в пятницу.

<< | >>
Источник: Шаверен Дж.. Умирающий пациент в психотерапии: Желания. Сновидения. Индивидуация. 2006

Еще по теме Общение: третье посещение:

  1. Смысложизненные ориентации людей пожилого и старческого возраста
  2. «Результаты апробации и экспериментальной проверки программ гармонизации отношений между поколениями»
  3. Практические рекомендации командирам корабельных подразделений
  4. РУКОВОДСТВО ЛИЧНЫМ СОСТАВОМ В ДАЛЬНИХ ПОХОДАХ
  5. Коммуникативная функция общения
  6. Общение со взрослыми и сверстниками
  7. ОБЩЕНИЕ СО СВЕРСТНИКАМИ ПРОТИВОПОЛОЖНОГО ПОЛА
  8. К проблеме периодизации психического развития в детском возрасте
  9. НОРМАЛЬНЫЙ ЧЕЛОВЕК - ЭТО...
  10. Гендерные особенности и мода
  11. Лечебно-профилактические учреждения
  12. Инфекции дыхательных путей
  13. Миттельшпиль
  14. Обыкновенный «черный человек»
  15. СПРАВОЧНЫЙ РАЗДЕЛ
  16. Глава 11. Общество и ребёнок до рождения.
  17. Недопустимые недомогания
  18. Развитие органов чувств и формирование сенсорного опыта плода